Главное о нас

«Госпитальная» серия Василия Верещагина. Тайные преступления американцев на Филиппинах.

За несколько лет до своей трагической гибели на броненосце «Петропавловск» Верещагин вновь принял решение отправиться в Америку – на этот раз он хотел  создать полотна, связанные с новейшей историей – испано-американскими конфликтами на Филиппинах и Кубе. Для этого в 1900 году он предпринимает путешествие на Филиппины.

Нобелевская премия мира была учреждена в 1901 году. Ее первыми лауреатами стали основатель Красного креста Анри Дюнан и руководитель «Международной лиги мира» Фредерик Пасси. Эта премия была создана, чтобы отметить тех, кто «внесет весомый вклад в сплочение народов, ликвидацию или сокращение численности постоянных армий или в развитие мирных инициатив». Но за несколько лет до создания премии в прессе активно обсуждались возможные кандидаты, и имя Василия Васильевича Верещагина возникло в этих статьях неслучайно. В одном из писем Верещагин отмечал, что «Дюнан своим делом милосердия достиг лишь того, что дал успокоение сентиментальным душам при наступлении войны. Я же действовал как мудрый отец, который вместо того, чтобы проповедовать своему сыну правила морали, повел его в больницу и показал все последствия порока».

Действительно художник-баталист Верещагин своими работами служил делу мира, изображая войну не «маленькой» и «победоносной», а рисуя страшную и правдивую картину. Например, его «Апофеоз войны» из туркестанской серии или «Скобелев под Шипкой» из балканского цикла с их резким антимилитаристким характером производили очень сильное впечатление: «…там, где они были выставлены, уже не скоро решатся прославлять войну». Верещагин вспоминал, что, например, в Берлине фельдмаршал Мольтке запретил кадровому составу посещать его выставку, такое же распоряжение дал австрийский военный министр по поводу выставки в Вене, а в США организаторы отказались снижать цены на входные билеты для молодежи, мотивируя это тем, что выставка «способна отвратить… от войны, а это… нежелательно».

В.В. Верещагин


Действительно те, кто поддерживал войну или наживался на ней, видели угрозу в беспристрастных и реалистичных работах художника. Сам Верещагин не только уделял большое внимание натурным зарисовкам или достоверному антуражу – как правило, он спешил оказаться в самой гуще событий и увидеть своими глазами все то, что в дальнейшем становилось основой для его произведений. Понимая важность популистской деятельности, направленной на то, чтобы познакомить с антивоенными работами как можно больше людей, Верещагин сотрудничал с газетами и журналами, читал лекции, публиковал захватывающие дневники путешествий с уникальными рисунками, а также внимательно и скрупулезно готовил свои вернисажи. Создавая целые живописные серии, Верещагин старался не разделять произведения при продаже, и эти коллекции работ становились для него как бы единым произведением, а значит, требовали особого оформления и подачи.

В конце 19 века США являлись основным союзником России в борьбе с Англией, поэтому во время своего первого турне по Штатам Верещагин уделил внимание пропаганде русского искусства в целом. На выставке, помимо полотен, были представлены предметы быта, оружие и обмундирование участников сражений, официанты, одетые в русские народные костюмы, предлагали посетителям чай из самовара, а музыку русских композиторов исполняла талантливая ученица Московского филармонического общества пианистка Лидия Андреевская, ставшая впоследствии его женой.

За несколько лет до своей трагической гибели на броненосце «Петропавловск» Верещагин вновь принял решение отправиться в Америку – на этот раз он хотел представить свои произведения, посвященные войне 1812 года, а также создать полотна, связанные с новейшей историей – испано-американскими конфликтами на Филиппинах и Кубе. Для этого в 1900 году он предпринимает путешествие на Филиппины.

Местное население, находясь под протекторатом Испании, стремилось добиться независимости. В Соединенных Штатах пристально следили за развитием ситуации, поддерживали национальных лидеров, а в итоге под предлогом защиты интересов патриотов ввели войска и вынудили Испанию отказаться от своих притязаний в пользу Америки. Филиппинцы, объявившие свою страну независимой республикой, не согласились с таким положением вещей, и в 1899 году началась война. Репортажи корреспондентов подвергались строжайшей цензуре, поскольку война велась жесткими методами. Американцы подвергали повстанцев пыткам водой, сжигали деревни, генералы то приказывали не брать пленных, то убивать жителей старше 10 лет, способных носить оружие. Все это вскрылось гораздо позже, и Верещагину, который приехал в Манилу, когда сопротивление почти сошло на нет, показали доблестных американских солдат, спасших мирное население далекой страны.

Самые известные серии были написаны Верещагиным под впечатлением от пребывания в Средней Азии (Россия присоединяла к своей обширной территории среднеазиатские ханства) и на русско-турецкой войне 1878-1879 гг. Он хорошо понимал политическую подоплеку и не смягчал акцентов, достигая глубины и соединяя реалистичность и обобщенно-символический смысл воедино. Филиппинская серия, говоря современным языком, оказалась грамотным, абсолютно коммерческим проектом, направленным на прославление американских героев и лишенным обличительного пафоса.

Помимо отдельных полотен, в эту серию входил полиптих на госпитальную тему. Считается, что критик Владимир Стасов удивился, что в балканском цикле не было подобных работ, поскольку получивший ранение на миноноске «Шутка» Верещагин около трех месяцев провел на больничной койке и позже даже написал повесть «Литератор», где молодые офицеры ухаживали за сестрой милосердия.

Сестринское дело в России было добровольным, и хотя сестры не являлись монахинями, зачастую образ сестры в произведениях искусства приобретал христианскую трактовку. Писатели и художники воспевали хорошенькие личики сестер, тогда как врачи старались найти женщин в возрасте, чтобы их молодость и миловидность не мешали работе: «Путем долгой сортировки нам удалось подобрать сестер старых и некрасивых, которые сносно делают свое дело. Но зато какие мордовороты: автомобили от них в сторону шарахаются».

Верещагин В. В. Раненый

Источник изображения: veresh.ru


Верещагин, привезя с Филиппин форменные платья сестры милосердия, просил свою жену позировать ему. Четыре работы со сквозным сюжетом («В госпитале», «Письмо матери», «Письмо прервано», «Письмо осталось неоконченным») дополнены картиной «Раненый», которая изображает американского солдата с забинтованный головой. Стилистически она выбивается из этой мини-серии, но сын художника вспоминал, что для Верещагина она была отправной точкой. Чтобы точнее передать изнуряющий филиппинский зной, он писал ее в самые жаркие дни в летней мастерской: на чучело лошади надевали седло, вешали карабин и переметные сумы, натурщиком был один из служащих. Этот карабин потом хранился в усадьбе у дворника, которого по неосторожности застрелил собственный племянник, баловавшийся с оружием.

Остальные четыре работы создавались уже осенью, и некоторые критики отмечают, что колористическое решение с главенством белого цвета снижает трагизм темы. Но конечно, дело не в «четком ритме линий больничной обстановки», холодном колорите или овальной форме – работы получились слишком правильными и неглубокими: хорошенькая медсестра, чистенькая палата, письмо матери, оборванная молодая жизнь. Тем не менее, привезенная в Америку филиппинская серия имела большой успех, а сам художник несколько раз встречался с президентом Теодором Рузвельтом, который даже согласился позировать для его работы «Штурм холма Сан-Хуан».

Сам Рузвельт, который в своей речи на выпуске морских офицеров 62 раза употребил слово «война» и выступал за идею экспансионизма, стал лауреатом Нобелевской премии мира в 1906 году.

Записаться

Спрашивайте!