Открытие структуры ДНК. Уотсон, Крик и Уилкинс отняли славу у Розалинд Франклин.

В 1953 году Розалинд Франклин уже описала структуру ДНК как двойную спираль. Если бы лаборант Гослинг не украл у нее знаменитый "снимок № 51" и не отдал его Уилкинсу, то Франклин могла бы первой получить результат.

Морис Хью Фредерик Уилкинс родился в середине декабря 1916 года в Новой Зеландии. Его родители были ирландцами. Батюшка служил врачом в городке Понгароа, на северном острове Новой Зеландии, мать вела домашнее хозяйство. Дед по отцу работал директором дублинской средней школы, а дед по материнской линии – начальником тамошнего полицейского управления.

Мальчик был очень талантлив и любознателен, неплохо объяснялся на языке аборигенов с местными маори, приходившими в город, мечтал завести себе грозную татуировку на лице и короткую зелёную дубинку из местного нефрита. Но мечтам не суждено было сбыться: семья вернулась в Ирландию, а потом ещё и переехала в Англию, поселившись Бирмингеме, а затем в столице. Морису к тому времени исполнилось шесть лет. Он ходил в Уайлд Грин Колледж, затем в школу короля Эдварда, которую блестяще закончил в 1935 году. С самого детства Морис интересовался наукой, и его поступление в Кембридж никого не удивило.

Юноша учился прекрасно, но вот с девушками ему не везло. Робость и нерешительность мешали его личной жизни весьма заметно. Существует сплетня, что ещё в Новой Зеландии некто крикнул ему в ухо, и якобы оттого ребёнок потерял часть уверенности. Воспитанный в строгих правилах, он не раз получал отказы и разочаровывался в женщинах. Некая Маргарет Рамси, выслушав его горячие признания, просто выскочила из комнаты с презрительной улыбкой на устах.

Морис Хью Фредерик Уилкинс


Морис учился с большим жаром: увлекся физикой, получил степень бакалавра, затем стал доктором под научным руководством Дж.Т.Рэндалла, известного британского физика, одного из «отцов» радара. Он был членом коммунистической партии Великобритании, но разочаровался в коммунизме после нападения СССР на Польшу. Еще аспирантом Морис Уилкинс перебрался в Университет Бирмингема. Внезапно его отправили в Америку для работы в Манхеттенском проекте, где ему пришлось заниматься получением чистых изотопов урана, чтобы использовать их для создания атомной бомбы. В разгар морской войны в Атлантике ему пришлось плыть на «Куин Элизабет», одном из крупнейших тогдашних пароходов, за которыми особенно охотились германские субмарины. В феврале 1944 года он сошёл с корабля и через всю страну устремился в университет Беркли в Калифорнии, где и работал с изотопами.

Применение ядерного оружия внушило ученому глубочайшее отвращение к войне, он частенько испытывал муки совести из-за своего участия в создании бомбы. Кроме того, опять начались недоразумения с женщинами. Соблазнив художницу-американку Рут, Уилкинс женился на ней, когда выяснилось, что она беременна. Но как только он рассказал о своём желании вернуться в Англию, жена вызвала его в юридическую фирму и напустила на него адвокатов, требуя развода. Уилкинс был в ужасе. Несмотря на такое потрясение, он отложил отъезд и дождался родов, чтобы увидеть своего ребёнка.

Вернувшись в Англию, он принял руководство отделением биофизики Королевского Колледжа, где с радостью обнаружил своего учителя и друга Рэндалла, работавшего там профессором физики. Там же в Кингс-Колледже он старался побороть свою стеснительность и робость перед женщинами, постоянно посещая психотерапевтов. Со временем ему удалось найти женщину, оценившую его тонкую натуру и чувствительное сердце. Жена Патриция родила ему четверых детей и подарила большое человеческое счастье. Уилкинсу поручили разработку новых физических методов для решения биологических вопросов. Так он познакомился с Уотсоном и Криком, что привело к совместной с ними работе над молекулярными кодами ДНК.

Френсис Крик родился в Уэстон-Фавелле, потом переехал вместе с семьей в небольшую деревню около Нортгемптона, где у его отца была обувная фабрика. Дедом его был известный ученый-биолог, геолог и палеонтолог Уолтер Дробридж Крик, неоднократно публиковавшийся совместно с Чарльзом Дарвиным. С самого детства увлёкшись наукой, он жадно прочитывал все научно-популярные издания, попадавшиеся под руку. Уже в 12 лет Френсис изумил родных, категорически отказавшись посещать церковь и молиться, считая, что только наука может ответить на все вопросы.

Мальчик учился в Нортгемптонской средней школе, позже в школе Милл-хилл в Лондоне, где был сильный преподавательский состав. Учился он прекрасно, получал стипендию и даже взял премию Уолтера Нокса по химии. В 21 год Френсис стал бакалавром в области физики, но в Кембридж не попал, скорее всего, оттого, что не любил латыни и знал её не лучшим образом. Стремясь к докторской степени, он начал исследования в области вязкости воды. Но шла война, началась Битва за Британию, и его лабораторию разнесли нацистские бомбы. Крику пришлось работать на войну, разрабатывая магнитные и акустические мины для флота.

После войны Крик заинтересовался биологией. Он изучает свойства цитоплазмы, работает в известной Кавендишской лаборатории, активно борющейся с лондонским Кингс-Колледжем за первенство в науке. Вероятно оттого профессор Рэндалл, руководитель Кингс-колледжа, и не позволил Крику работать у себя, хотя его приятельские отношения с Уилкинсом сильно влияли на успехи обоих. К тому времени Крик был уже дважды женат. С первой супругой, Рут Дорин Додд, от которой у него был сын Майкл, он расстался именно тогда, когда решил заняться биологией. Через два года он женился снова на Одиллии Спид, родившей ему двух дочерей.

Джеймс Уотсон и Френсис Крик


Крик начинает плотно работать с Джеймсом Уотсоном, молодым и очень перспективным учёным, обладавшим поразительной научной интуицией и чудовищной жаждой познания. Этот молодой человек готов был работать днём и ночью, и Крик решил, что успех неминуем. Больше всего их интересовала молекулярная форма хранения генетической информации. В совместной работе с Уотсоном им удалось разработать модель спиральной структуры ДНК на основе фотографии, полученной кристаллографом Розалинд Франклин. Её коварный аспирант Гослинг тихонько изъял фотографию «номер 51» из лаборатории Франклин и передал её Морису Уилкинсу, который, в свою очередь, поделился фотографией с коллегами. На этот раз им удалось построить правильную модель ДНК, в отличие от образца 1951 года. Тот который был создан второпях и неправильно, так как ученые опасались конкуренции великого Лайнуса Полинга, Нобелевского лауреата, работавшего в этом же направлении.

Полинг постоянно вертел, ощупывал руками большие связки шариков, соединенных особой проволокой, придавая им различные формы и структуры, словно некие «пятнашки» или кубик Рубика. Стоило ему свернуть что-то вроде двойной улитки или винтовой лестницы и его обязательно осенила бы идея правильной модели цепочек нуклеотидов. Но старого пацифиста Полинга прессовало ФБР, и ему пришлось отложить свои «гроздья винограда» в сторону.

Джеймс Дьюи Уотсон был коренным жителем Чикаго. Отец приохочивал его к чтению книг, водил в библиотеку, где мальчик набирал книжек на всю неделю. У ребёнка проявлялись неординарные способности. К двенадцати годам он недурно разбирался в литературе, обожал русскую классику, перечитал всего Толстого, Достоевского, а также Тургенева, которого особенно любил. Позже Джеймс скажет, что в школе он больше читал хорошие книги, чем учебники, такой тип образования его устраивал больше. Те предметы и дисциплины школьной программы, которые ему были неинтересны, он просто игнорировал. Впрочем, по его мнению, базовые знания надо все же иметь, чтобы на отлично сдавать экзамены. В сущности, считал будущий нобелевский лауреат, достаточно уметь думать, чтобы разобраться в чём угодно. Гениям многие вещи кажутся естественными…

Юношу живо интересовала зоология и орнитология, он часами мог наблюдать за поведением различных птиц. В 15 лет он поступил в колледж, а всего через четыре года стал бакалавром Чикагского университета в области зоологии. Затем Индианский университет, магистратура и аспирантура, а в 1951 году знаменитая Кавендишская лаборатория Кембриджа и изучение структуры белков. Там он и сошелся с талантливым и упорным физиком Френсисом Криком, который в то время сильно увлекся биологией и искал сведущего в ней и увлеченного напарника. В работе они использовали рентгенограммы Розалинд Франклин и Мориса Уилкинса, о чём до сих пор ведутся нелицеприятные дебаты в научном сообществе.

Для объективности необходимо пояснить и о Розалинд Франклин, британском биофизике, рентгенографе и кристаллографе, также приложившей руку к этому величайшему открытию. Полученные ей уникальнейшие рентгенограммы структуры ДНК, отличавшиеся невероятной, по тем временам, ясностью и чёткостью, практически стали ключом к открытию знаменитой на весь мир двойной спирали ДНК. Розалинд Франклин родилась в знаменитом Ноттинг Хилле, районе, где бедняки не проживают, в семье очень богатого британского банкира Эллиса Артура Франклина. Дядя её отца, виконт Самуэль, был министром МВД Соединенного королевства в 1916 г. Затем он стал фактически наместником Великобритании (Верховным Комиссаром) в подмандатной Лондону Палестине. Её тётка была замужем за Генеральным прокурором этого государственного образования, лидером женского тред-юниона и активной суфражисткой, яростно боровшейся за равноправие женщин и предоставление им избирательного права. Позднее она даже стала членом Совета Лондонского графства, что является весьма важным и ответственным постом.

Все её многочисленные родственники до последнего человека были евреями. Денег, связей и влияния во многих высоких сферах в семье было сколько угодно. Розалинд закончила школу святого Павла для девочек с прекрасной оценкой в естественных науках, спорте и латыни. Семья много занималась благотворительностью, её отец преподавал историю и электричество в колледже для рабочих, а затем много помогал еврейским беженцам, укрывшимся в Англии от нацистов. В 1938 году она поступает в Нюнхэмский колледж Кембриджа и через три года заканчивает его, получив номинальную степень, поскольку женщины не имели права на научную степень бакалавра из-за дискриминационных законов.

Розалинд Франклин


Шла Вторая мировая война, и Розалинд хотела по мере сил способствовать победе над нацистами. Она работала над использованием угля в Кингстоне, что на Темзе, изучая пористые структуры этого минерала. Именно ей пришла в голову идея сверхлегкого и прочного углеродного волокна, ставшая основанием для диссертации о твердых органических коллоидах, после которой не дать ей степень просто не могли. Но только после окончания войны она смогла, наконец, получить докторскую степень в Кембридже.

Розалинд едет в Париж, где занимается исследованиями в области рентгенографии, причем ведет яркую, чрезвычайно насыщенную культурную жизнь. Затем она возвращается в Англию, в Кингс-Колледж под руководство Рэндалла. Розалинд Франклин поручают исследования волокон ДНК, так как она была единственным продвинутым специалистом в области дифракционного анализа. Дифракционным анализом ДНК так же занимались Уилкинс и Гослинг, но как рентгенографы они, похоже, звезд с неба не хватали. Оттого Рэндалл волевым решением назначил её работать с дифракцией ДНК, да ещё и поставил её научным руководителем аспиранта Гослинга по его диссертации.

Франклин совершенно не была в курсе дела, решение принял Рэндалл ещё до её приезда, но недовольство Уилкинса и Гослинга обрушилось именно на неё. Это привело к постоянно тлевшему конфликту, обросшему крайне обширной, претенциозной и даже ругательной научной и деловой перепиской.

Начав работу, Розалинд стала использовать собственные умения и наработки, абсолютно превосходившие всё, что применялось до этого. Результаты были ошеломляющие. Уилкинс, в свойственной ему робкой и застенчивой манере, полез интересоваться этими техниками. Розалинд, будучи дамой жесткой, с нетерпеливым, яростным и непримиримым в конфликтах характером, ответила Уилкинсу так, как будто он решил чего-то выспрашивать у Бога. Такого высокомерия Уилкинс раньше не встречал и сильно обиделся. Но наука для обоих была не пустым словом, и они, изредка грызясь между собой, продолжали исследования.

В ходе работы выяснилось, что ДНК имеет две формы - А и Б в зависимости от влажности. Чтобы было меньше конфликтов, Уилкинсу и Франклин предложили разделить исследования. Розалинд взяла «А», т. к. по ней уже имела довольно много разработок, а Уилкинсу, с его поистине дьявольской проницательностью и интуицией, досталась «Б», так как он уловил намек на спиралевидную форму, вглядываясь в предварительные фотографии.

Розалинд Франклин не любила афишировать свои достижения и относилась к работе с большой осторожностью, стараясь избегать ошибок. К январю 1953 года ей удалось связать воедино многие противоречия в накопленных фактах, и она занялась аж тремя рукописями, в двух из которых структура ДНК описывалась как двойная спираль. В книге Уотсона «Двойная спираль» описан другой взгляд на эти события, но, тем не менее, многие исследователи и биографы полагают, что если бы Гослинг не унес знаменитый снимок № 51 и не отдал его Уилкинсу, то Франклин могла бы первой получить результат, несмотря на её чрезмерную осторожность и добросовестность.

В повествовании об украденной Нобелевской премии, написанном Шейндл Кроль, можно прочесть о результатах исследований писательницы-феминистки Энн Сэйр, рассказавшей «...о вопиющем гендерном неравенстве в научных кругах Англии 40-50 годов...» Мужчины-учёные жаловались, что Розалинд угрюма, неулыбчива, никогда не делится открытиями с коллегами, выглядит непривлекательно и обладает сложным характером. Хотя родные и друзья считали её остроумным, жизнерадостным человеком, доброжелательным и общительным собеседником с огромным чувством юмора. В лаборатории её даже пытались впрячь в обязанности лаборантки, пока это не прекратил Рэндалл, поставив всё на место. Но все-таки уютным и дружелюбным окружение Розалинд не было.

Её не приглашали ни на какие мероприятия и корпоративы, ограничивались прохладным деловым общением, отпускали в спину нелицеприятные высказывания, проходясь иногда и по еврейской теме. В какой-то момент это стало крайне тяжело выносить, Франклин ушла из Кингс-колледжа и перестала работать с темой ДНК. Впоследствии Уилкинс, Уотсон и Крик признали, что без фотографии №51, взятой из сейфа без разрешения Розалинд Франклин, ничего бы они не открыли, по крайней мере, ещё достаточно долго.

Розалинд перешла на работу в Бирбекский колледж в 1953 году, работая над вирусом табачной мозаики, и добилась выдающегося результата, ставшего основанием молекулярной биологии, как науки. Рентгеновское излучение, которому она постоянно подвергалась, дало о себе знать. Через три года у нее диагностировали рак. Она продолжала упорно работать, зачастую приобретая необходимое для исследований на собственные средства. Франклин работала и с вирусом полиомиелита. Её достижения легли в основу открытия, отмеченного еще одной Нобелевской премией – в 1982 году её получил Аарон Клуг.

Ни курс химиотерапии, ни операция не смогли заставить Розалинд Франклин остановиться: она продолжала работать. Умерла она 16 апреля 1958 года в возрасте 37 лет. Нобелевскую премию не вручают посмертно, таков порядок. К моменту присуждения Нобелевской премии Розалинд Франклин не было в живых уже несколько лет. Но если бы порядок вручения был иным, у неё бы их было две.

В 1962 году за открытие структуры молекулы ДНК Джеймсу Уотсону, Френсису Крику и Морису Уилкинсу была вручена Нобелевская премия.

Френсис Крик занимался молекулярной генетикой и разрабатывал теоретическую нейробиологию. Как рассказывает его биограф, он умер с ручкой в руках, редактируя рукопись. Знаменит Крик ещё и тем, что сформулировал Центральную догму молекулярной биологии: ДНК — РНК - белок. Он написал ряд очень интересных книг, в некоторых обсуждается возможность внеземного происхождения жизни. Умер Френсис Крик от рака в 2004 году в 86 летнем возрасте.

Морис Уилкинс скончался в том же году, что и Френсис Крик. Он работал над теоретическими вопросами молекулярной биологии, занимался обширной общественной деятельностью. Основал общество социальной ответственности в науке и был его президентом. Его имя носит здание Франклин-Уилкинса (вместе с Розалинд Франклин) в Королевском колледже Лондонского университета.

Джеймс Уотсон до1976 года работал в Гарварде, затем 25 лет руководил лабораторией в Колд Спринг Харбор, где исследовал генетику раковых опухолей. Считается, что геном самого учёного -единственный полностью расшифрованный на планете. С 1989 до 1992 года Уотсон руководил проектом «Геном человека». В 2007 году он заявил, что разные расы имеют разные способности, что обусловлено генами. От него потребовали извинений из соображений политкорректности, но он предпочёл хлопнуть дверью. Тогда же он написал свою бессмертную книгу «Избегай занудства», где описал всю свою биографию.

Сейчас Джеймс Уотсон работает над поисками генов психических расстройств. Он любит доказывать на лекциях, что глупость - это заболевание, и 10% дураков, как минимум, надо лечить. За это его не любят дураки. Некогда он заметил, что если бы нашли ген, отвечающий за сексуальную ориентацию, и какая-нибудь женщина решила, что ей не нужен гомосекосуальный ребенок, он был бы не против аборта. За это его не любят гомосексуалисты. Ему принадлежит цитата о том, что некоторые считают ужасным, если генетики всех девушек сделают красавицами. Уотсон считает такую метаморфозу прекрасной. За это его недолюбливают бодипозитивные девушки. Он заявил, что испытывает неловкость, проводя интервью с жирным соискателем, и никогда не возьмет жирного на работу. Оттого он стал отвратителен толстякам.

У чернокожих он вызывает просто тихую истерику. Уотсон огласил на весь свет, что видит самые мрачные перспективы для Африки, так как вся социальная политика строится на допущении того факта, что уровень интеллекта африканцев такой же, как у белой расы, тогда как все исследования утверждают обратное.

90-летний нобелевский лауреат буквально увешан научными и государственными наградами многих стран и сообществ и считается, по словам Капицы, «величайшим учёным из ныне живущих». Порой Джеймс Уотсон проявляет образцы нестандартного поведения. К примеру, он выставил на аукцион Кристи свою Нобелевскую медаль с целью пожертвовать деньги на науку. Медаль выкупил российский миллиардер Алишер Усманов и вернул её учёному. 

Записаться

Спрашивайте!