Николай Богданов-Бельский. Между больным учителем и больной учительницей - революция и война.

Сюжет картины Николая Богданова-Бельского «Больной учитель» предельно прост.  Сельский учитель заболел, и дети пришли его навестить. Этим учителем был Аркадий Серяков, преемник Рачинского в Татевской школе. Когда картина была создана, ему не было еще и 30.  

Имя художника Николая Петровича Богданова-Бельского в сегодня почти забыто: когда в Юсуповском дворце на Мойке экскурсоводы показывают портреты членов семьи и пытаются объяснить утомленным гостям, кто на ком был женат, то где-то глубоко, на задворках сознания, возникает мысль: «Ишь! А этот Богданов не хуже Серова семью княгини Зинаиды Юсуповой писал». Он действительно был замечательным портретистом, мальчик из народа, вытащивший счастливый билет. Фамилия Богданов означала «богом данный», - так часто называли незаконнорожденных детей, а «Бельским» он стал при получении звания академика, когда император Николай II собственноручно вписал в его диплом новый «титул»: деревня Шитики, откуда художник был родом, находилась в Бельском уезде.

Как ни тяжела была жизнь в доме дяди, приютившего сына «бедной бобылки», но желание рисовать и учиться было сильнее. Несколько лет мальчик провел в церковно-приходской школе, а потом, выдержав экзамен, попал в совершенно особое место к Сергею Рачинскому. Русский ученый, профессор Московского университета, Рачинский много сил отдавал сельской школе, открытой еще его отцом. Он оставил работу в университете и, уехав в свое имение, всерьез посвятил себя развитию национальной педагогики. Он, конечно, смог увидеть талант Николая Богданова, и тот говорил впоследствии о своем учителе, что «всем, всем ему обязан». Из рисовальной школы Троице-Сергиевой лавры в Московское училище живописи, и все годы, пока шло обучение, Рачинский помогал и советом, и деньгами, и они долго дружили, и многие свои картины, рассказывающие о деревенской жизни, Богданов посвятил ему.

Он брался за портреты светских львиц и золотых мальчиков, чтобы заработать себе на жизнь, но для себя и истории писал совсем другое.  Самыми любимыми его героями были крестьянские дети, и новая власть, тиражируя репродукции его картин, старательно вымарывала имя: после революции Богданов не смог «задрать штаны и бежать за комсомолом». Верный идеалам реализма, художник уехал в Латвию, где прожил более 20 лет, а в феврале 1945 года скончался после операции в Берлинском госпитале, так что на родине его вновь открыли лишь в конце 1990-ых.

Богданов-Бельскиий. У больного учителя


Сюжет картины «Больной учитель» (1897 г.) предельно прост (этим-то и хорош реализм): довольно бедная по своей обстановке комната, кровать, стул, этажерка, глобус на полке, скрипка на стене, книги и миски с ягодами. Сельский учитель заболел, и дети пришли его навестить. Этим учителем был Аркадий Серяков, преемник Рачинского в Татевской школе. Когда картина была создана, ему не было еще и 30. На стене фотография «далекой любимой»: ее лица, конечно, не различить, но видно, что она одета аккуратно и со вкусом, - а на полу стоят грязные ботинки, белая вышиванка (как и у крестьянского мальчика), взлохмаченные волосы.

Характеры детей тоже решены по-разному. Светловолосый стоит, глядя на зрителя: он закусил губу, и его поза робкая, нерешительная, словно он пришел не справляться о здоровье, а исправлять двойку по географии.  Темноволосый мальчик постарше, посмелее, он лучше одет. Он спокойно присел на кровать к учителю, говоря с ним словно на равных, но картуз, как и у товарища, зажат в руках.

Богданов-Бельскиий. У больной учительницы


Много лет спустя, в 1920 году, испытавший на себе влияние импрессионизма, Богданов-Бельский пишет совсем другую картину - "У больной учительницы". Если первая проникнута каким-то репинским духом, реалистичной правдой, подкупающей и переданной в мелочах, то вторая напоминает красочный лубок, сладкий до неприличия. Еще идет гражданская война, но окно с игривыми занавесками распахнуто в сад, залитый солнцем, виден ровный забор, дорога убегает вдаль, деревня велика. В миске те же красные ягоды, но на столе вазы с васильками и ромашками, этажерка явно стала выше, книг прибавилось. Нарядная, с красивой прической, румяная, милая учительница (художнику позировала его гражданская жена) с любовью смотрит на своего ученика: что он, какой он – уже неважно, гость сидит к нам спиной, и зрителю хорошо видна добротная ткань, качественный крой его рубахи.

Как никогда не бывает автопортрет художника просто портретом, только лишь возможностью показать, что я могу вот так и вот так, так и жанровые работы всегда вытягивают на поверхность социальную картину мира. А в мире этом так сладко и хорошо от этих крупных красных ягод, что в этом же 1920 году Бельский уезжает в Петроград, а потом эмигрирует в Латвию. 

Записаться

Спрашивайте!