Джакомо Пуччини. Рак преддверья гортани.

Консилиум обнаружил у Пуччини вздувшиеся лимфоузлы, а назначенная биопсия показала рак преддверия гортани. Опухоль была не меньше грецкого ореха, что было очень серьёзно. Первое, что сделали брюссельские врачи – надели на больного специальный радиоактивный воротник, начиненный радием. 

Об этом человеке и говорили, и писали, что с его уходом из жизни 29 ноября 1924 года завершилась история итальянской оперы. А начиналась его карьера в те годы, когда гремела слава знаменитого Вагнера, и со сцен театров всей Европы звучали бессмертные оперы гениального Верди. Проложить свою совершенно уникальную творческую дорогу в такой конкурентной обстановке мог только истинный музыкальный гений. Его необыкновенный талант, высокое искусство, основанное на самой глубокой лирике, широчайшей мелодике и необыкновенной красе человеческого голоса снискали Джакомо Пуччини величайший успех и заслуженную славу третьего в мире по популярности – после Моцарта и Верди – творца наиболее любимых человечеством оперных произведений. Его музыка звучит по радио и телевидению, ею наполнены шедевры киноискусства. Но немногие знают, отчего знаменитая «Турандот» осталась незавершённой...

25 апреля на премьере в миланской «Ла Скала» маэстро Артуро Тосканини в конце последнего акта вдруг, шокируя публику, бросил на пульт дирижерскую палочку и со словами: «Здесь закончил писать маэстро Пуччини» вышел из зала. И зал в едином порыве поднялся с кресел. Это было выше триумфа, больше продолжительных оваций, это было сильнее грома аплодисментов. Успех был неслыханный. И действительно, в партере, в ложах, на балконе молча, в тишине, стояли сотни и сотни зрителей. Говорят, что средства на прекрасный бронзовый памятник, установленный на небольшой площади у родного дома композитора, в Лукке начали собирать прямо там, в театре... Всё это произошло примерно через два года после смерти Пуччини. Новейшие методы лечения в тот момент оказались бессильны. Оперу заканчивал Франко Альфано. Отчего же великий Пуччини ушел из жизни столь молодым ещё человеком, ведь ему не было и шестидесяти?

Ответ, наверное, можно найти в словах самого Пуччини. Когда композитор решил написать оперу «Манон Леско» (по популярному французскому роману Антуана Франсуа Прево), его либреттист Леонкавалло ответил, что опера с таким названием уже существует. «Эту оперу написал француз и написал её по-французски, с менуэтами и пудрой. Так он воспринимает сюжет аббата Прево. А я напишу по-итальянски – с отчаянием и страстью!», - ответил Пуччини. И хотя произведение Жюля Массне имело успех и шло в крупнейших театрах мира, слава оперы Пуччини затмила творение французского композитора. Сам Бернард Шоу, будучи в восторге от постановки в лондонском Ковент-Гардене, объявил Пуччини наследником великого Джузеппе Верди. Ответ прост: страсть. Глубокая страсть к жизни и всем наслаждениям, которые она может дать человеку.

И эта любовь к жизни наложила свой отпечаток на судьбу маэстро. Его амурные похождения до сих пор являются темой для сплетен и пересудов. У маэстро была любовная связь с замужней женщиной, что бросила ради него семью, мужа и ребёнка. Она любила его столь страстно, что когда у неё возникли сомнения в его верности, она довела до самоубийства свою горничную, заподозрив в интрижке с мужем. Горничная оказалась не при чём: врачи, осмотревшие тело несчастной, заявили, что она невинна. Чтобы замять судебное расследование, Пуччини заплатил немало денег. Но самое интересное в этой истории то, что согласно одной из версий его биографов у знаменитого музыканта действительно была интрижка... с кузиной этой самой горничной! И таких эпизодов в биографии Пуччини можно найти сколько угодно.


Джакомо Пуччини


Синьор Джакомо был живым и темпераментным человеком. Он обладал совершенно незаурядным чувством юмора. Про критиков, к примеру, он сказал: «Пусть беснуются, дураки. Аплодисменты на моих операх весят куда больше их ругани!» Рассказывают также, что маэстро, зная, что по ходу действия оперы, которую он смотрел в театре, исполняющий главную партию артист (певший, по мнению Пуччини, отвратительно) будет убит, категорически отказался уйти из ложи. Желая насладиться пускай лишь сценической смертью скверного певца, Пуччини согласился ещё некоторое время послушать его. Композитор был человеком весёлым и изобретательным, когда желал получить удовольствие. Например, страстно любя охоту, он часто нарушал графики, соблюдения которых добивались его заказчики и довольно меркантильная супруга. Чтобы спокойно наслаждаться охотой, он нанял пианиста, который, закрывшись в его кабинете, наигрывал мелодии из находившейся в работе оперы, пока Пуччини охотился.

Если бы маэстро жил в наше время, он непременно стал бы байкером. Скорость он любил невероятно! И, хотя на заре автомобилизма даже самые могучие автомобили не могли разгоняться более 30-35 км/ч, он ухитрился попасть в серьёзную аварию, да так, что его буквально пришлось собирать по частям, словно разбитую японскую вазу. И что самое интересное: сам он автомобилем не управлял, но сумел так зажечь наёмного «шоффэра», что тот совершенно потерял осторожность! Как раз в это время он заканчивал работу над своей известнейшей оперой «Мадам Баттерфляй», она же «Чио-Чио-Сан». Опера эта вначале провалилась из-за происков конкурентов, подкупивших театральных клакеров. Но потом, будучи подправленной автором, гремела по всему свету. Она часто исполняется и сегодня… 

Однако вернёмся к будням маэстро. В большинстве случаев радости жизни несут в себе и большую опасность, ибо злоупотребление излишествами не приводит ни к чему хорошему. И наступил момент, когда ни комфорт, ни роскошь, ни красота великолепной тосканской виллы «Озёрная башня», ни разнообразные маленькие и большие радости жизни не смогли отвлечь великого итальянца от причиняемых болезнью страданий. Страстный курильщик, он мог выкурить за день дюжину крепчайших сигар. Пуччини предпочитал гаваны, манилы и регалии, с изумительной ловкостью обрезая их кончики специальной гильотинкой и жадно прикуривая их, часто прямо одну от другой. Как написано в его английских биографиях – «chain smoker». Такое увлечение курением не могло остаться безнаказанным, и в феврале 1924 года Пуччини почувствовал боль в горле и крайний дискомфорт. Доктора рекомендовали ему различные препараты на основе трав, прописали и полоскание горла сырым яйцом, что является обыкновенным лекарством для потерявших голос певцов, весьма популярным в Италии. Но боль не уходила, и весной композитора осматривала представительная комиссия из трёх серьёзных отоларингологов. Консилиум обнаружил вздувшиеся лимфоузлы, а назначенная биопсия показала рак преддверия гортани. Опухоль была не меньше грецкого ореха, что было очень серьёзно. Частная клиника бельгийского врача, доктора Леду, считалась наиболее продвинутой в Европе, где всего несколько лечебниц практиковали лечение шеи радиотерапией. Первое, что сделали брюссельские врачи – надели на больного специальный радиоактивный воротник, начиненный радием.

Через несколько дней боль ушла, этот эффект радиотерапии описан неоднократно и, к сожалению, ничего не говорит об исцелении. Пуччини был весьма обрадован, он поверил в выздоровление. Некоторые историки медицины видят в способе лечения, которое применил доктор Леду, излишнее новаторство. При таком расположении опухоли для медиков тех времён она была абсолютно неоперабельной. Не существовало ни методик, ни технологий, ни спецтехники – ничего. Не было ни антибиотиков, ни тонкой хирургии. Леду решил применить так называемую таргетную терапию, характеризующуюся узконаправленным действием. Это были специальные содержащие радий иглы, создающие высокоинтенсивное локальное излучение, которое должно было разрушить опухоль. 24 ноября иглы воткнули в опухоль. Пуччини испытал отчаяние. «Резкое снижение качества жизни» – говорят о таких случаях врачи. Попробуйте погонять эти слова на языке. За ними стоит целая бездна незнакомых ощущений, одно отвратительней другого.

30 ноября Пуччини написал, что совершенно не может говорить. У композитора произошел сердечный приступ, вероятно, инфаркт миокарда. Иглы срочно извлекли и сделали инъекцию неизвестного препарата, скорее всего, морфина. Вскоре Пуччини умер. Как считают кардиологи, вся эта картина выглядит достаточно обыкновенно, так как в онкологических больницах смертность от сердечных заболеваний весьма высока. Высокое давление, ишемическая болезнь сердца, сосудистые проблемы плюс мощнейший эмоциональный фактор. Как сказал бы сам Пуччини, «отчаяние и страсть», страх перед операцией, тягостные мысли, возможные неврозы и тревожные состояния... Все эти треволнения вполне себе могут довести до инфаркта. Плюс разрушающаяся опухоль, как считают кардиологи, может привести к тромбозам коронарных артерий, а это ещё один путь к инфаркту и инсульту. В современной клинике Пуччини получал бы антикоагулянты, разжижающие кровь, но тогда это было невозможно, да и при внедрённых в опухоль иглах это было бы весьма опасно.

Шедевр Пуччини – знаменитая «Турандот», опера, над которой работал уже больной маэстро, знаменательно кончается арией Принца Калафа «Никто не спит» (Nessun Dorma). Ария обрывается на верхней ноте и знаменитом «Vincero!», что означает «Одолею!» Смертельно больной Пуччини лихорадочно работал над оркестровкой «Турандот», но завершить работу не успел. Мы можем только догадываться, какой была бы авторская концовка этого последнего шедевра. 


Записаться

Спрашивайте!