Главное о нас

Дизентерия испольнила мрачное пророчество. Правление и смерть Кайзера Фридриха Второго Гогенштауфена

Пророчество предупреждало его, что умрёт он в городе с цветочным названием. Он избегал Флоренции, а привезли его во Фьорентино. Кроме того, в комнате, где он умирал, оказались массивные стальные двери. И об этом тоже было в пророчестве! А такие вещи могут сильно угнетать иммунитет и рациональное поведение в целом. Император умер очень быстро, не прожив и суток.  

Кайзер Фридрих Второй Гогенштауфен был, несомненно, одной из замечательнейших фигур в истории высокого Средневековья. И хотя в ряду его современников есть и такие милые люди, как хан Батый или владыка ассасинов шейх Хасан ибн Саббах, однако более странного и противоречивого владыки среди его довольно-таки экзотичных современников – воинственных и хищных пап, жестоких и коварных королей, султанов, шахов и другого коронованного народа – пожалуй, не было.

Он мог казаться некоторым современникам святым, потому что совершил Крестовый поход, освободив от «мавров и сарацин» Гроб Господень, восстановил Иерусалимское королевство и возложил на себя корону Иерусалимского короля. Также его считали Антихристом, ведь сам Папа трижды отлучал его от церкви, причём с самыми преужасными формулировками, вплоть до покровительства еретикам, укрывательства и поддержки катаров и альбигойцев и т.п. Как выразился о нём понтифик: «.....изверг, исполненный кощунств, с медвежьими лапами и львиной пастью, другими же членами подобный леопарду… яростно разевающему рот для хулы имени Господнего…» И далее святой отец уточняет, дабы не оставить никаких сомнений: «…Взгляните же на изверга с головы до пят, Фридриха, так называемого императора».

Он был неоднозначен, в нём соединялись Бог и Дьявол, его звали Ступор мунди – «Удивление мира», «Преобразователь». Даже великий Данте Алигьери, считая его «отцом поэзии», поначалу не мог определиться с тем, куда поместить Фридриха и в конце концов разместил в Аду. Великолепно образованный человек, говоривший на восьми или даже десяти языках, поэт, миннезингер и философ, покровитель наук, искусств и всяческих талантов, замечательный шахматист, великолепный дипломат и политик, знаменитый полководец и знаток соколиной охоты, написавший изумительную, лучшую в средние века «Книгу о птичьей охоте».

По преданию, когда внук Потрясателя Вселенной Чингиз-хана, разоритель Руси и всей восточной Европы Батый уже подбирался к Италии, он отправил Фридриху Гогенштауфену письмо со своей обычной варварской угрожающей болтовнёй вроде: «Пади к моим стопам, мелкий и ничтожный германский деспот, а то тебе мало не покажется!» Получив сию эпистолу, остроумный кайзер Фридрих отписал хану, что ему реально надоело его положение и возня с феодалами, и поинтересовался, свободно ли при дворе место ханского сокольничего, довольно самоуверенно заявив, что вряд ли хан найдет столь же высококлассного спеца в завоёванной им половине мира, а в другой половине он, Фридрих, уж точно самый лучший…

Кайзер Фридрих Второй Гогенштауфен

Источник изображения: https://ru.wikipedia.org/


В основанном им в Неаполе первом в Средневековье светском университете преподавали не только преподаватели-католики, но и православные греки, а также мусульмане-арабы и даже евреи. В 1231 году он опубликовал Мельфийские конституции – первый чисто светский юридический кодекс Средневековья. Одну часть своего государства он намеренно дробил, даруя крупным феодалам привилегии типа «Статута в пользу принцев» и «Статута в пользу епископов», стравливая светских князей и князей церкви, заставляя немцев севера Германии драться между собой, в то же время усиливая централизацию власти в итальянских своих владениях.

Он раз за разом клялся пойти в Крестовый поход, но несколько раз отменял свое решение. Наконец отплыл и вернулся с дороги. За это папа через неделю объявил интердикт. В пику римскому властелину он поселил целое племя мусульман в сотне миль от Рима как бы с целью приобщить их к ценностям католичества, а на деле для того, чтобы обеспечить землёй 12 000 охотно плативших ему подати и частью служивших в его коннице арабов, строго встававших на намаз пять раз в день и быстро строивших аж целых пять мечетей, тянувших к небу шпили своих минаретов. Когда императора буквально вытолкали в крестовый поход, он не стал штурмовать Яффу или Акко, как это позже сделал Ричард Львиное Сердце. Он просто договорился за чашкой шербета с очередным Айюбидом, султаном Египта аль-Камилем, и Иерусалим, Назарет, Вифлеем и другие библейские городки вернулись под христианское управление.

Времена были очень любопытные. Европа буквально кипела интереснейшими событиями. Феодалы яростно боролись с королями за свои «права», короли стремились утвердить свою власть над дерзкими сеньорами. Голодные и разорённые войнами и поборами крепостные, рабы, вилланы и сервы устраивали бунты, возмущения и жестокие расправы над владетелями, топившими эти мятежи в крови, а папы давили и тех, и других, и третьих тяжкой дланью господствующей католической церкви, одновременно суетясь и интригуя с церковной и феодальной иерархией. При этом над Европой был уже занесён меч Батыева нашествия.

Раз за разом шли крестовые походы. Византийцы рубились с сарацинами, иранцы и жители Средней Азии и Китая – с воинами Чингиз-хана и его сыновей и внуков, а арагонские короли складывали головы в борьбе с испанскими маврами. Знаменитый культуролог Бургхардт назвал Фридриха Второго первым современным человеком на троне, а один из римских пап обзывал его Вельзевулом. Его низложили на первом Лионском соборе, но Фридриху было наплевать на это также, как и на три отлучения. Его графы и бароны были преданы и готовы служить, а формальности и окрики с ватиканского холма его не особенно трогали. Он был богатейшим монархом Европы. Воздвигались величественные соборы, многочисленные, прекрасные и неприступные замки. Иногда, наводя ужас и страх, беспощадная коса чумы проходилась по обитателям сёл и городов. Первая половина Тринадцатого века разворачивалась во всей своей красе.

После его смерти церковь приложила все силы, чтобы очернить его. Иначе, чем еретиком, Антихристом или, к примеру, «Зверем Апокалипсиса» его не нарекали. И лишь в дни Рисорджименто Фридрих Гогенштауфен был, наконец, объявлен отцом Гиббелинской Родины и собирателем Италии. Это во времена его юности появились вельфы, позднее – гвельфы и гиббелины (первые – сторонники папы, вторые – сторонники императора и итальянские патриоты). Они жестоко резались друг с другом. И даже замки строили на особицу. На стенах гвельфских фортеций зубцы были прямоугольными, а у гиббелинских замков – в форме ласточкина хвоста.

По легенде, когда миланские мастера, строившие Московский Кремль, ругались, какие зубцы ставить на стены, и тогда или остроумный Пьетро Антонио Солари (Петр Фрязин), или жизнерадостный Марко Руффо брякнул, что государь Джованни Третий (Иван Третий) – точно уж не папист. И Кремль получил все 1045 зубцов с ласточкиным хвостом. В миланской архитектуре такую форму связывали с расходящимися на две стороны шеями двуглавого императорского орла, что у российского, взятого у Восточной римской империи, что у Германского, взятого у Западной. Оттого и многие русские города, равняясь на Кремль, имеют такие зубцы. Их много больше, чем в Италии, ведь гвельфы долго господствовали там и разрушили многие замки гиббелинов. Когда Италия стала единой, наш герой стал популярен. Его биографию издали огромным тиражом. В его знаменитом жизнеописании Эрнста Канторовича, изданном в конце 20-х годов 20 века, он предстаёт чудесным, почти совершенным государем.

Внук свирепого и беспощадного Фридриха Первого Барбароссы родился в самом конце 12 столетия 26 декабря 1194 года в Ези, небольшом городке на берегу Адриатики. Сравнивая себя с сыном Богоматери, дерзкий Фридрих Второй называл этот город «Новым Вифлеемом», ведь там он появился на свет. Позже он даровал городу статус «Королевского». Его мать-королева, почувствовав схватки, велела разбить на площади города шатер, где, собрав женщин со всего города, родила сына в присутствии толпы свидетельниц. Это было необходимо, так как королеву могли подозревать в подложных родах, ведь ей было более сорока лет, и при этом у них с мужем до этого не было детей. Каждая из толпы могла убедиться, что у королевы есть молоко. Несмотря на все эти предосторожности некий историк, монах Салимбене Пармский, записал в своей хронике о том, что отцом ребенка был местный городской мясник, просто-напросто продавший королеве своего ребенка...

Если не верить коварному монаху-паписту, отцом Фридриха был император Священной Римской Империи Германской Нации Генрих Шестой, матерью – Констанция Норманнская. Он лишился отца в три года, а матушки – в четыре. И, хотя отец юного Фредерико «Бамбино Пуглио» («Апулийский мальчик» - так его прозвали в детстве) оставил полное и подробное завещание в его пользу, феодалам и князьям (особенно в Германии) было на это завещание просто наплевать. За императорскую корону схватились сразу два могущественных врага – Филипп и Оттон. К нашему вящему сожалению мы не имеем возможности подробно изложить вам историю его царствования, но предлагаем ознакомиться с чудесными книгами Эрнеста Виса и Бруно Глогера об этом знаменитом правителе.

Мать успела распорядиться об образовании и воспитании сына, сохранила ему корону Короля Сицилии и южной Италии, а также отдала под покровительство Папы. Сицилия, Апулия и Калабрия – бывшие владения византийцев и арабов, и образование, полученное как там, так и в самом Риме, было просто превосходным. Фридриха учили аж три епископа. Воспитанник папы Иннокентия Третьего, вобравший в себя огромное количество умений знаний и навыков, успешно правил империей до самого 1250 года.

Находясь на охоте недалеко от местечка Фьорентино, кайзер Фридрих Второй неожиданно заболел дизентерией, причем в самой жестокой её форме. Скоротечность болезни позволила врачам-инфекционистам доктору Джакомо Мадзони из Миланского университета и профессору Волленсхабе из университета Лозанны с уверенностью заявить, что тут имела место пищевая форма заражения. Не так уж задолго до того императора пытались отравить. Причем в заговоре участвовал его личный врач. Эта попытка произвела на уже немолодого императора тягостное впечатление. Кроме того, кайзер ещё не вполне оправился от ранений, полученных при осаде Пармы за два года до того. Последствия двух ударов глефой в бедро, полученных им совершенно случайно, когда он садился на лошадь, окруженный телохранителями, постоянно беспокоили его. Одна рана затянулась очень быстро, а вот вторая превратилась в язву и беспокоила императора очень долго. Впрочем, на момент охоты государь был вполне в хорошем самочувствии. Кроме того, пророчество предупреждало его, что умрёт он в городе с цветочным названием. Он избегал Флоренции, а привезли его во Фьорентино. Кроме того, в комнате, где он умирал, оказались массивные стальные двери. И об этом тоже было в пророчестве! А такие вещи могут сильно угнетать иммунитет и рациональное поведение в целом. Император умер очень быстро, не прожив и суток. Врачей к нему доставить не сумели... Существуют современные конспирологические версии об отравлении императора во время охоты, а также о том, что император, уже находясь на смертном одре, был добит очень тонким стилетом. Кроме того, существует довольно древняя легенда о том, что кайзер Фридрих Второй вернётся и освободит Италию, низвергнув папу. Ей особенно увлекались протестанты во время Реформации и религиозных войн. Но пришествия не потребовалось, и в легенду более никто не верит...      

Записаться

Спрашивайте!