Главное о нас

Джоаккино Россини. Депрессия и смерть от рака кишечника

«...Там упоительный Россини,

Европы баловень — Орфей...»

                                    А.С.Пушкин

Джоаккино Россини – поистине выдающаяся фигура в плеяде великих композиторов прошлого. Изумительно талантливый, блестящий, роскошный, плодовитейший и удивительно работоспособный Маэстро Её Величества Музыки. Тридцать девять написанных им опер говорят сами за себя. И это не считая великого множества блестящих, отточенных до почти невозможных ясности и красоты произведений!..

Его приход застал жанр итальянской оперы почти в совершеннейшем упадке. В те времена доживали два основных направления: одно, почти клоунское, полное гротеска, буффонад и кривляний, напоминавшее чуть ли не цирковое представление, а другое — нелепое и искусственное вялотекущее действо, похожее на занудные и бессодержательные бразильские сериалы или Дом-2. Наш герой сделал итальянскую оперу феерическим, сверкающим музыкальным спектаклем. Иногда – особенно в начале своей карьеры – по-настоящему забавным, смешным, задорно- комическим, затем сделавшимся вполне себе полноценным, глубоко драматичным, берущим за душу, потрясающим своей глубиной и тонкостью произведением. Он буквально поднял Итальянскую Оперу, как поднимают на постамент прекрасную античную статую Богини, сброшенную дикой ордой варваров, чтобы, смыв с нежного мрамора копоть и сажу пожаров, снова украсить ей мир. Именно он был назван «Божественным Маэстро» и «…солнцем Италии, расточающим свои звонкие лучи всему свету…», как выразился о нём бессмертный Генрих Гейне.

Его неистовая популярность, словно тяжкий молот, обрушилась на него в самом юном возрасте и вполне могла бы похоронить под собой менее цельную и живую натуру. Но Россини, отчаянный жизнелюб и весельчак, выплыл из этой пучины, хотя и не без потерь. Он пользовался таким успехом и обожанием публики, которым позавидовали бы современные  музыкальные идолы, использующие всю мощь современных маркетинговых технологий, десятки рекламных агентств и Всемирную Паутину. Вся Италия распевала арии из его опер! Самый прозаический итальянский обыватель, ремесленник, крестьянин или моряк мог вдруг громко запеть какую-нибудь арию. Что уж тут говорить про голосистых гондольеров на Канале Гранде в Венеции, сицилийских рыбаков или даже какого-нибудь столяра Джузеппе, разглядывавшего полено и мурлыкавшего что-нибудь из «Танкреда» или «Сороки-воровки».

Его современники в большой массе относились к его творчеству более восторженно и легкомысленно, нежели серьёзно, скорее поверхностно, чем глубоко. Уж такой национальный характер выказывала та, ещё раздробленная, противоречивая, но пробуждающаяся Италия, что была взбудоражена прокатывающимися по ней волнами многочисленных сражений, идеями Французской революции, Наполеоном и другими потрясениями. Но среди властелинов дум, серьёзных и больших людей искусства, музыки и литературы настоящее величие Россини понимали и признавали очень и очень многие. Совершенные эманации его музыки завораживали и влекли Делакруа, Глинку, Бальзака, Мюссе, Шуберта, Бетховена, Гегеля. Его несомненный гений не могли отрицать и самые непримиримые из его критиков: суровый, но гармоничный и изящный Вебер и блистательный Берлиоз, что не раз пытались в пух и прах разнести и  его произведения. Его полная разнообразия, прекрасных оперных див и куртизанок, кулинарных изысков и выдержанных вин, яркого блеска и чёрной меланхолии жизнь, тяжкая болезнь и трагическая смерть — тема нашего сегодняшнего повествования.

Джоаккино Россини

Источник изображения: https://www.belcanto.ru


Батюшка нашего героя, Джузеппе Россини, был странствующим артистом. Он прекрасно играл на трубе, был участником бродячих трупп и выступал по всей Италии. В Пезаро, небольшом городке на берегу Адриатического моря, устав от нелегкой и слишком обременительной жизни бродячих артистов, он решил осесть и укорениться. Этому немало способствовала его связь с некой Анной Гвидарини — провинциальной певицей, обладавшей, говорят, прекрасным чувственным сопрано. Большого успеха и денег ей это не приносило, поэтому она трудилась в качестве белошвейки. И – как судачили местные кумушки – прихватив с собой хорошенькую сестрицу, подрабатывала и на панели тоже. Как видно, Россини-старший крепко полюбил красотку Анну, но под венец её позвал не ранее, чем убедился, что любимая не праздна. Венчание состоялось на пятом месяце беременности, когда скрыть интересное положение уже было невозможно.

Джоаккино родился в високосный год, 29 февраля 1792 года. Раннее детство его было вполне счастливым и, скорее всего, таким бы и осталось, если бы не беспокойный Россини-старший. Став яростным сторонником Наполеона Бонапарта, он как-то комически повторял и его подвиги, и неудачи. Побеждает Наполеон – Джузеппе ходит по городу и выступает с речами, записывается в ополчение и вносит неразбериху и смятение. Бьют Наполеона или его маршалов – Джузеппе уныло и печально сидит в местной тюрьме. Матери было нелегко при таком супруге, но любовь зла.

У Джоаккино сызмальства не было в учителях известных музыкантов и владеющих всеми тайнами контрапункта наставников. Его учили простые провинциальные музыканты. Но больно хорош был материал: двенадцатилетним мальчуганом Джоаккино уже пел на сцене. У него был чудесный голос, чистый и хрустальный, как вода горного ручья. Отец страстно желал сделать сына сладкоголосым кастратом. Да и сам наш герой придерживался отцовского мнения, хотя познал сладкую плотскую любовь к женщинам в невозможно юном возрасте и пользовался у дам немалым успехом. Жестокой резекции живо и отважно воспротивилась мать. Она решительно пресекла все потуги мужа и сына, став для кастрации совершенно непреодолимой преградой.

Именно её заслугой было поступление Джоаккино в Болонский музыкальный лицей. Преподаватели отмечали не только абсолютный слух, мощную память и тончайшую музыкальность юноши, но и живость его характера, острый, насмешливый ум и пылкий темперамент. Он обучается игре на виолончели, скрипке и фортепиано. Его склонность к самообразованию, учёба у известного композитора, творца чудесных церковных хоралов С.Маттеи, увлечение Моцартом  и Гайдном помогло Россини завершить обучение образованным артистом, хорошо овладевшим композицией и инструментами.

Первую свою оперу «Деметрио и Полибио» он написал в 14 лет, а получившую самое широкое признание оперу «Брачный Вексель» – в 18. Он работал в очень интересной манере: тянул с исполнением до последнего, затем с бешеной энергией стремительно творил. Бывало, он сочинял оперу за месяц, иногда за 3 недели или даже за одиннадцать дней. Рассказывают, что однажды, безбожно затянув сдачу очередной партитуры, он дописывал её, сидя дома в заточении под надзором здоровенных цирковых борцов (или, по некоторым данным, монтировщиков сцены), нанятых разозлённым заказчиком.

К сожалению, автор, будучи ограниченным рамками эссе, не может поведать читателю всё интересное, увлекательное, печальное и забавное об этом великом человеке. Существует масса прекрасных сочинений, книг, статей и полных биографий нашего героя. А биография его полна интереснейших фактов, дружбы с величайшими гениями того времени, включая роскошного Паганини, светской жизни, громких успехов, уникальных встреч и как комических, так и трагичных ситуаций. Довелось Россини лицезреть и провалы, и сорванные концерты, и толпы вездесущих театральных клакеров. Да не просто шикающих, топочущих ногами и свистящих за несколько сольдо – а свирепых, размахивающих ножами и даже пистолетами. Парижские салоны, кулинарные изыски, прекрасные женщины и обширнейшие связи...

Болезни Джоаккино Россини — отдельная песня. Автор бы даже выразился так: пронзительно-печальная и горькая каденция, которой, как известно, не подпоёшь. Второго человека с таким количеством болезней сразу, как у Россини, пожалуй, стоит ещё поискать. Разнообразные хвори буквально плясали тарантеллу вокруг нашего героя, вгрызаясь в его здоровье. Он страдал пиквикским синдромом, задыхался, засыпал просто на ходу. Он был скверным пациентом. Обложенный диетами, тайком поедал кулинарные шедевры, запивая их строго запрещёнными врачами тонкими винами, о чём делал записи в дневнике. К старости Россини сильно располнел, обрюзг. Заразившись ещё в юности гонореей, он страдал этим заболеванием многие годы, став полным импотентом. Он мучился жесточайшей мигренью, геморроем и целым букетом колопроктологических болезней, диареей и хроническим уретритом. Часто болел простудными заболеваниями, излечение которых в те годы было крайне непростым делом даже для хороших медиков.

Быстрая смена поколений молодых композиторов, появление новых великих имён, новых звёзд на музыкальном небосклоне способствовало угасанию его общенародной славы и признания. Это повергало Россини в глубочайшую нервическую депрессию – депрессию человека, видевшего, как его, новатора по определению, всего через пару десятилетий начинают называть «представителем старой школы». Рассказывают, он порой играл на рояле в наглухо запертой комнате с плотно зашторенными окнами, чтобы никто не видел его слёз и не слышал его рыданий. Но все эти лакеи и горничные, стиравшие солёные капли с клавиатуры и крышки рояля...

Россини умер в середине ноября 1868 года, и было ему 76 лет. Смерть его  была тяжкой и мучительной. Сильно простудившийся немолодой Россини слег в постель, а через некоторое время у него обнаруживается раковая опухоль в кишечнике. Образовалась крупная фистула. Врачи решили произвести операцию, несмотря на неважное общее состояние больного, жестоко страдавшего как от нестерпимых болей, так и от сильнейшей депрессии. Депрессию обострил визит знакомого церковника, принесшего ему, ещё остро надеявшемуся выжить, благословение Римского Папы «In articulo mortis», то есть на смертном одре, перед самою смертью. У тупого кардинала не хватило ума хотя бы спросить мнения врачей, дождаться исхода операции. Некоторые историки медицины полагают, что такой «привет» от самого Папы в значительной мере усугубил депрессивное состояние больного, и это вместе с серьёзным бронхитом и последствиями нескольких хирургических операций привело к смерти великого итальянца. Незадолго до смерти Россини умолял выбросить его в окно, чтобы избавиться от страданий...

Записаться

Спрашивайте!