Главное о нас

Генрих VIII. Страсти и недуги английского великана

Генрих стал в буквальном смысле поперёк себя шире. Мало того, в очередной турнирной схватке король забыл опустить забрало шлема, и копье противника ударило его в голову, поразив над правым глазом. У Генриха VIII ухудшилось зрение, его стали терзать жестокие головные боли, ноги покрылись трофическими язвами. 

Пожалуй, самый знаменитый из английских королей после короля Артура, король Генрих VIII прославился в истории тем, что женился шесть раз. Когда сам Папа Римский не согласился на очередной развод, Генрих VIII реформировал церковь, разогнав и истребив всех, кто ему сопротивлялся, и сам стал её главою. Эти факты давно известны, а вот то, как этот человек превратился в настоящего великана, знают немногие.

Юный Генрих был истинным красавцем: высокий, почти 187 см ростом, белокурый и широкоплечий, обожавший охоту, рыцарские турниры и – представьте себе! – игру в теннис. Первый парень во всём Лондоне! Даже прицепившиеся к нему в молодости оспа, а позже –малярия ничего не смогли с ним поделать. Но с возрастом организм короля стал сдавать свои позиции. Одна из причин тому – увлечение спортом знати тех времен – рыцарскими турнирами.

Известно, что в 1520 году во Франции молодой Генрих бросил вызов самому Франциску Первому, королю Франции, знаменитейшему силачу и забияке. Бойцы сошлись в «простом», т. е. рукопашном бою (нечто вроде панкратиона), и Генриху не повезло: более опытный французский государь одолел его, хорошенько приложив об землю. Возвратившись в Англию, разобиженный король устроил большой турнир в Гринвиче, где первые дни буйствовал вовсю: сломал 23 копья, выбил из седла нескольких рыцарей, одного даже повалил вместе с лошадью. Затем превзошёл всех в бою большими двуручными мечами, победив и перекалечив всех, вызвавшихся с ним биться. Противники дрались всерьёз, поблажек не было. Первым призом был вправленный в перстень огромный бриллиант.

Генрих VIII Тюдор


Следующий день стал для молодого государя роковым: выбитый из седла, он рухнул вниз во всём вооружении (а миланский доспех короля весил около центнера!), получив тяжёлую черепно-мозговую травму. Современные медики полагают, что у короля, упавшего прямо на неудачно расколовшееся забрало шлема и придавленного что есть силы рухнувшим прямо ему на голову закованным в броню могучим конем, были серьёзно поражены лобные доли мозга, как известно, отвечающие за эмоции и личность. В сильно пострадавших ногах поселилась инфекция, от которой Генрих страдал до самой смерти. Хотя в теннис играть не перестал и, бегая, то и дело подвертывал ноги. Придворные врачи Гарвей и Сулламор лечили его пиявками и кровопусканиями.

После этой травмы характер короля изменился и стал мрачным. Неудивительно, если вспомнить, что у королевы Анны, носившей под сердцем его долгожданного сына, от ужаса и волнения случился выкидыш, и, будто этого показалось мало, вскоре умер юный герцог Ричмондский, его незаконнорожденный бастард. Узнав, что детей от Анны ему больше не видать, Генрих поспешил избавиться от неё: нужен был наследник.

К тому времени король сильно растолстел. Овощей и фруктов он почти совсем не ел, да и в то время большинство их было под запретом: считалось, что от овощей и фруктов люди заражаются чумой. Одно время их запретили совсем. Оставалось мучное, мясное, рыбное и молочное. Король стал настоящим обжорой и злодеем. Он полюбил пиры, распутство и насилие. Например, чуть пробудившись, он съедал два немаленьких пирога с яблоками, два со сливами и два земляничных. Затем ему подавали большой кусок холодной, шпигованной морковью и чесноком телятины и двухпинтовый кубок эля. В полдень он садился за обеденный стол, где ему подносили до 25 блюд. Чтобы не злить гневливого и неистового парня, повара жарили и парили весь день, имея горячее наготове.

Надо сказать, что, не смотря на приступы внезапной ярости, король сохранял своеобразное чувство юмора, то и дело заливаясь сатанинским хохотом как над шутками свитских, так и над своими собственными перлами остроумия. Хорошо образованный человек, он имел представление об искусстве и живо интересовался науками. В медицине был довольно сведущ и принимал клистиры, которых ему ставили довольно много. Король страдал частыми «завалами в кишках» и геморроем, от коего доктора «излечили» монарха прижиганием августейшей задницы специальной круглой (по диаметру ануса) сеткой из раскалённого металла, присыпая особым порошком из доставленного из Шотландии горного мха и вереска. Монарх всегда требовал, чтобы клистиры, эти почтенных размеров медные и серебряные массивные приборы, обильно смазывали духовитым ароматическим маслом, а не намыливали, как тогда было принято.

Увлечение короля обжорством не могло закончиться хорошо - у него развился сахарный диабет второго типа. Современные медики, анализируя исторические хроники, единогласно подтверждают это. Все короли династии Тюдоров и их домочадцы просто обожали сахар! Его, как лакомство, привозили из Ост- и Вест-Индии. Король настолько его любил, что велел посыпать им мясо и мясные начинки пирогов. Пироги вообще были страстью короля. Их выпекали в виде пейзажей, огромных замков и соборов. Зачастую, оттуда при разрезании вылетали целые стаи живых птиц или с кваканьем выскакивали лягушки. Генрих прославился своим пирогом «Мечтатель» из целых сардинок, уложенных на корж плотно, головками вверх. Сверху пирог залепляли тестом, в котором прорезывались щели с просунутыми в них головами сардин. Когда пирог ставили на скатерть, на царственного едока глядели большие печальные глаза рыбин. До сих пор британские кондитеры сурово хранят секрет пирожных «Фрейлина» - слоёной корзинки с творожной начинкой. Говорят, пальцы можно откусить!

Всё это не прошло даром. Король стал в буквальном смысле поперёк себя шире. Мало того, в очередной турнирной схватке король забыл опустить забрало шлема, и копье противника ударило его в голову, поразив над правым глазом. У Генриха VIII ухудшилось зрение, его стали терзать жестокие головные боли, ноги покрылись трофическими язвами... Врачи Йен Торнсби и Джейкоб Уоллш прижигали и протыкали язвы короля раскаленным железом, пытались их иссечь совершенно, но это не помогало. Все знали о здоровье короля, но никто не смел обсуждать его: за это, в соответствии с королевским указом, рубили голову. Историки полагают, что даже доктора избегали этой темы, опасаясь доноса друг на друга, какие уж тут консилиумы…

К пятидесяти годам вес короля достиг 190 килограмм, а окружность королевского брюха была такой же, как знаменитые плечи короля. Его хранящийся в музее кожаный пояс со следами износа на последнем отверстии достигает одного метра и шестидесяти сантиметров в длину, баз массивной пряжки. Король уже не мог ходить и передвигался в носилках-кресле или носилках-кровати. На ноги поднимался лишь изредка, ходил немного, и это его сильно утомляло.

Это был самый тёмный этап царствования. Желание обрести сына вылилось в серию жестокостей и неистовств, которыми Генрих знаменит и по сей день. Более чем вероятно, что король начал страдать и недостатком потенции... Даже рождение сына Эдварда от Джейн Сеймур уже ничего не могло изменить. Король Генрих VIII скончался в 1547 году, в 53 года, измученный жестокой горячкой, вызванной, как полагают, новыми зверскими прижиганиями язв.

Записаться

Спрашивайте!