Главное о нас

Король Яков Четвертый. Англичане убили лучшего стоматолога Шотландии.

Король Яков с увлечением занимался лечением кариеса, сначала выскребая инструментами внутренность больного зуба, а затем прижигая его кислотой. Затем в зуб нагнеталась пломба из золотой фольги. Королю принадлежал ряд инструментов для отслоения дёсен перед удалением зуба, средства и техника вскрытия пульпита и чистки пульповой камеры.

Король Яков IV родился в середине марта 1473 года. Его отцом был Яков из той же шотландской королевской фамилии Стюартов, что и наш герой, только с предыдущим номером, а матерью — датская принцесса Маргарита. Мальчик появился на свет в замке Стерлинг, который в наше время изрядно разросся и превратился в город с тем же названием. При рождении он получил сразу три титула: герцога, графа и лорда. И это неудивительно — он был старшим сыном, первенцем и наследником королевского трона.

Мальчик рос, его учили всему, что должен знать и уметь молодой дворянин, рыцарь, знатный вельможа и королевский сын. Юноша прилежно овладевал этими науками и искусствами. Особенных успехов он достиг в чужестранных языках, коих изучил шесть или семь. Он любил музыку и поэзию, интересовался астрологией и морским делом, медициной, механикой и математикой. Особым расположением своего отца он не пользовался – тот отчего-то невзлюбил сына. Король даже собирался передать право наследования не ему, а его младшему брату — тоже, кстати сказать, Якову. Этим именем, похоже, в их роду называли почти всякого.

По этой или по другой причине, волею или неволею, нехотя или как бы гуляя, кронпринц принял-таки участие в очередном баронском мятеже против собственного батюшки. Правивший вполне себе авторитарно король Яков Третий, как это водится у монархов, не терпел вольницы магнатов. Но вместо постепенного строительства вертикали, необходимой для абсолютной монархии, просто выгнал старых фаворитов и окружил себя новыми. Пятнадцатилетний принц стал знаменем восстания недовольных вельмож и командовал войском возмутившихся против своего сюзерена феодалов. В силу юного возраста и недостатка опыта — чисто номинально. Сын наголову разбил войско отца у Сочиберна. Яков Третий, получивший тяжелую рану, пытался скрыться с поля сражения. По старинной шотландской легенде истекающий кровью, измученный и обессилевший король укрылся в хижине святого отшельника. Тот отлучился куда-то, и как раз в это время некий рыцарь, проезжавший мимо, заглянул в хижину, чтобы напиться воды. Увидев незнакомца, он опознал короля и беспощадно добил раненого монарха.

Король Шотландии Яков Четвертый

Источник изображения: https://ru.wikipedia.org


Когда война закончилась, и наш герой, сидя на знаменитом Сконском Камне, надел на себя шотландскую корону, он вдруг впал в отчаяние. Сторонники его отца немедленно получили прощение. Он как-то сразу осознал, что был не особенно хорошим сыном, и в знак своего смирения заказал себе тяжелые железные вериги в форме пояса. Этот железный пояс он носил, не снимая. Но по мере того, как  его юношеский гибкий и стройный стан заменялся на сытый королевский торс, он ежегодно удлинял свой известный всей Шотландии железный пояс на ещё одно звено, «...длиной в пол-элла оно...», как поётся в одной старинной гэльской песне.

Придя к власти, юный король развернулся вовсю. Он обожал рыцарские турниры, радостно сам бился на них, повергая противников одного за другим. Попасть на такой турнир было делом чести для любого рыцаря, и от желающих не было отбоя. На них съезжалось все рыцарство тогдашней Европы. Ещё король Яков Четвертый очень любил море и корабли. Он жадно строил и строил их. Он спустил на воду громадный корабль «Великий Михаил», равного которому не было на флотах Англии, Франции и Испании. Всё это не могло не сказаться на экономике страны. Корабли работали в море и возили товары, а турниры привлекали щедрых иноземных дворян. Это давало работу множеству людей, и изучающие эту эпоху историки отмечают рост городов и деревень в Шотландии, увеличение их общего числа в эпоху его правления. Он много воевал с кланами Горной Шотландии (все шотландцы разделяются на хайлендеров и лоулендеров. Хайлендеры — жители гор, лоулендеры — равнин). Горцы всегда были подчеркнуто независимы, весьма дерзки и свободолюбивы. К тому же, это небогатый народ, золота там отродясь не мыли и платить королевские налоги не очень-то и хотели. И, хотя король отлично говорил по-гэльски, обожал гэльскую культуру, песни и танцы, держал целый оркестр хайлендеров-музыкантов и толпу бардов родом оттуда, он всё же решил привести всех к общему знаменателю. Подробно об этом можно прочесть в истории царствования этого короля. А если кратко, то молодой король с помощью графов Аргайла и Хантли подавил сопротивление горцев. Он сломил сопротивление властителей Гебридских островов, казнил и заточил самых опасных вождей и подмял под себя всё западное побережье Шотландии. Против короля бились храбрые хайлендеры Торквиля МакЛеода из рода Мак-Леодов, и из королевской тюрьмы вырвался «Чёрный Дональд» — знаменитый Дональд Дуф, последний из властителей Гебридов. Король стянул верные ему войска, блокировал мощным флотом острова, бросил в бой могучую артиллерию и подавил мятеж. Но горцы боролись ещё долгие годы, пока не пришли бритты и не подмяли всех.

Король был ревностным католиком, но к церкви относился как к дойной корове. И, хотя папа прислал ему красивое навершие на шлем и подарил меч, король всё же назначал епископов сам и запускал руки в церковную казну. Чтобы разбираться с церковью было проще, он создал у себя две архиепископские епархии вместо одной и сделал в новой епархии архиепископом сначала брата Джеймса, а потом и своего сына, королевского бастарда Александра Стюарта. Мальчику было 11 лет, и его отправили в Рим, где он обучался у самого Эразма Роттердамского.

Король обожал правосудие, активно отправлял его и всё время скакал по горам и равнинам своей страны, ведя процессы то в одном, то в другом месте. Он сам делал всю королевскую работу, не надеялся на министров. Всюду успевал благодаря своей непоседливости, был широко известен и пользовался популярностью. Но нашей публике этот король известен достаточно мало, оттого мы и рассказываем он нём столь подробно. Установление мира в государстве и краткая эпоха процветания принесли ему успех и популярность в народе. Он был любим и за простоту нрава и отсутствие высокомерия. Он переодевался простолюдином и гулял по рынкам своих городов, всем интересуясь, словно король Артур, французский король Филипп Красивый или халиф Гарун ар-Рашид. Но учитывая, что он был деятельный прокурор и судья в одном лице, нарушителям мало не казалось.

Король был первым «человеком эпохи возрождения» в своей стране, покровительствовал наукам и искусствам. В его царствование в городе Эбердине открылся третий в Шотландии университет, а старшие сыновья дворян в обязательном порядке стали получать образование. Возрождение порой порождало дьявола и ангела в одном флаконе. Как это ни странно, но «гений и злодейство» порою совмещались в одном человеке и так крепко, что не разорвать. Наш герой не был исключением. Изучая происхождение языков, он как-то отправил на необитаемый остров глухонемую вдову с двумя грудными детьми, чтобы дознаться, какой язык «изначальный». Его указом был создан Эдинбургский королевский хирургический колледж, в 1507 году его указом были объединены цирюльники и хирурги, сплочённые им в одну гильдию. До сих пор на специальном общедоступном конкурсе в области зубной хирургии ежегодно вручается премия короля Джеймса, которую получают учёные, чей значительный вклад в клиническую хирургию не вызывает сомнений. Рассказывают, что Яков Четвёртый как-то позвал к себе цирюльника, чтобы удалить зуб. Проведя в лапах зубодёра некоторое время, король буквально ринулся усовершенствовать процесс. Сохранился даже документ-расписка в получении двух шиллингов за покупку инструмента для лечения зубов. Король как следует увлекся челюстно-лицевой хирургией, проводя операции по удалению зубов и прижиганию воспалений. Как ни странно, такой же страстью страдал и Пётр Первый. Наверное, страсть к кораблям и стоматологии как-то взаимосвязаны. Король с увлечением занимался лечением кариеса, сначала выскребая инструментами внутренность больного зуба, а затем прижигая его кислотой. Затем в зуб нагнеталась пломба из золотой фольги. Королю принадлежал ряд инструментов для отслоения дёсен перед удалением зуба, средства и техника вскрытия пульпита и чистки пульповой камеры. Яков Четвёртый заботился и об уменьшении страданий больных. При операциях он предлагал больному настои и отвары на основе различных трав, грибов и опия, уменьшавшие боль при операции. В библиотеке короля теснились в шкафах книги Цельса, Авиценны, Гиппократа, Галена и других «Отцов Медицины».

И вот королю исполнилось почти сорок. Он был женат на дочке короля Англии Генриха Седьмого, дружил и с Англией, и с Францией, когда разыгралась война. Яков Четвёртый совсем не хотел воевать, хотя не упускал случая укусить вредных англичан, отправить в набег небольшой контингент или разорить замок на границе – дело-то житейское. Другое дело – поддержка самозванца Перкина Уорбека, выдававшего себя за принца Ричарда Йоркского, сына английского короля, словно бы и не задушенного по приказу злобного горбуна Ричарда Третьего. Но и с поддержкой самозванец не преуспел. Когда к власти пришел Генрих Восьмой и выступил против французов, высадившись у них на побережье, королю Якову деваться было некуда. Договор с французами был недвусмысленным, и надо было выполнять союзнический долг. Шотландская армия перешла границу и двинулась в Англию. Одна за другой пали три английские крепости. Шотландцы рвались вперёд, наяривая на волынках. Но 9 сентября 1513 года под Флодденом путь шотландцам преградила армия Томаса Говарда, графа Суррея, второго герцога Норфолка. Сражение было жарким: король Яков Четвёртый по старинной традиции встал в пехотные ряды. Держа в руках крест, рядом с ним находился его сын – архиепископ Александр. Сорокалетний король дрался отважно и с честью пал на поле битвы вместе с цветом тогдашней шотландской знати. Зарезали и его сына-архиепископа. Зря он учился у самого Эразма Роттердамского. Не пригодилось...

Записаться

Спрашивайте!