Майкла Джексона убила дисморфофобия

Вскрытие тела Майкла Джексона показало, что король поп-музыки страдал от артрита и хронического воспаления легких.  На теле и голове певца медики обнаружили многочисленные татуировки и шрамы, а в крови были обнаружены валиум, лоразепам, мидазолам, лидокаин и эфедрин.

В ночь с 25 на 26 июня 2009 г. в интернете бушевало что-то вроде цифрового шторма: Google безбожно тормозил и выдавал сообщения об ошибке. Ведущие интернет-провайдеры Великобритании отмечали резкое снижение скорости передачи данных. Службы безопасности крупнейших интернет-корпораций принимали срочные меры из-за предполагаемой хакерской атаки на их поисковые системы. Пострадали монстры информации – BBC и CNN, чьи сайты обвалились от многих миллионов одновременных запросов, тысячи пользователей по всему миру получали сообщение: «Ваш запрос расценивается как попытка взлома системы».

Запрос, обваливший десятки популярных интернет-порталов и поставивший под угрозу работу Google и Yahoo, состоял из двух слов: «Майкл Джексон». Или из трех: «Майкл Джексон умер».

Увы, это была правда. Звезда поп-музыки, великий Майкл Джексон, всерьез намеревавшийся прожить до 150 лет, тративший огромные деньги на поддержание своего здоровья, умер в Медицинском центре Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе.

Смерть наступила в 14.26 по местному времени, печальная весть тут же облетела весь город. Уже к трем часам дня около Медицинского центра стали собираться поклонники певца. Тысячи поклонников певца окружили крыльцо больницы, засыпав его мягкими игрушками и цветами. Тут же возник стихийный мемориал Джексона из сотен его фотографий, перед которыми горели свечи.

Известие о смерти короля поп-музыки проникло в социальные сети. Тут-то и произошел обвал поисковиков, вызванный миллионами однотипных запросов.

А дальше, как это часто бывает с любимцами публики, рано и неожиданно ушедшими из жизни, поклонники стали передавать из уст в уста версии гибели своего кумира – одна другой удивительнее. Говорили, что он умер от передозировки наркотиков, был убит конкурентами, вообще не умер, а сымитировал свою смерть и уехал на тропические острова подальше от утомительной славы и надоедливого внимания. И хотя проведенное расследование было очень тщательным и установило виновника трагедии, многие до сих пор верят, что Джексон жив, точно так же, как еще один Король, Элвис Пресли, которого время от времени видели то в одном городе Америки, то в другом.

Но если оставить в стороне домыслы и легенды, то даже то, что достоверно известно о смерти и жизни Майкла Джексона, заслуживает отдельного рассказа.

Майкл Джексон. 1992 год

Источник изображения: https://ru.wikipedia.org


Отец Майкла, Джозеф Джексон, перепробовал много занятий в жизни: был рабочим на сталелитейном заводе, боксером, крановщиком, но, в конце концов, нашел себя в музыке.  

Детство звезды было далеко не безоблачным. Джозеф Джексон был не только строгим отцом, но и требовательным боссом: часами заставлял детей репетировать, а если что-то шло не так, пускал в ход ремень с тяжелой пряжкой. Старший брат Майкла, Марлон, вспоминал, как однажды Джексон-старший, разгневавшись на сына, схватил его за ногу и поднял в воздух. Пока Майкл висел вниз головой, Джозеф лупил его по спине и ягодицам. Мать Майкла, Кэтрин, в панике закричала: «Джо, ты его убьешь, остановись, ты же убьешь нашего мальчика!» - и только это спасло будущего короля от увечий.

Другое дело, что поймать Майкла отцу удавалось не всегда: маленький Майкл был очень проворным и часто ускользал от карающей отцовской длани. Тогда Джозеф просто выходил из себя и начинал обзывать сына на чем свет стоит. Особенное удовольствие он получал, издеваясь над внешностью Майкла: например, часто повторял, что у того «толстый нос». В конечном итоге, Джозеф добился своего. Группа TheJackson 5 получила свои несколько лет славы. В конце 1960х – первой половине 1970х группа была одной из самых известных в сегменте «черной музыки» США. Она стала первой в истории группой, чьи первые четыре сингла возглавили вершину американского чарта BillboardHot 100. Многие дети Джозефа и Кэтрин стали известными музыкантами, а Майкл – самым популярным исполнителем поп-музыки в мире. Но заплатить за этот успех ему пришлось дорого: его психика была серьезно расшатана детскими и подростковыми переживаниями, а издевательства отца над его внешностью спровоцировали развитие дисморфофобии: психологического расстройства, при котором человек становится одержим самыми незначительными, а иногда и выдуманными дефектами или особенностями своего тела.

В 2005 г. д-р Кэтрин Филлипс опубликовала книгу под красноречивым названием «Разбитое зеркало», посвященную дисморфофобии. Проанализировав истории болезни 500 страдающих этим психическим недугом пациентов, она пришла к выводу, что чаще всего у них вызывали недовольство (вплоть до ненависти к самим себе) следующие детали внешности:

Кожа (73 %),

Волосы (56 %)

Нос (37 %)

Вес (22 %)

Достаточно сравнить две фотографии Майкла Джексона (детскую и взрослую), чтобы убедиться в том, что он был просто идеальной иллюстрацией концепции д-ра Филлипс.

Проще всего, разумеется, было с весом: для этого требовалось лишь соблюдать диету и изматывать себя физическими упражнениями. В начале 1980х Майкл весил 57 кг – это меньше, чем должен весить здоровый мужчина ростом 175 см, но ему и такой вес казался избыточным. К 1984 г. (году выхода революционного 14-минутного клипа «Триллер») он похудел на 9 килограммов и довел свой вес до 48 кг. Предполагали, что певец страдает нервной анорексией, но дело было в другом – Майкл поставил себе целью иметь идеальное «тело танцора». И действительно, он двигался с фантастической грацией, но все чаще испытывал головокружения и обмороки.

Что касается носа, который его отец называл «толстым», то здесь певцу пришлось прибегнуть к ринопластике. Правда, официально речь шла только об исправлении сломанного во время одного из концертов носа (в 1979 г. Майкл упал, исполняя сложное танцевальное движение). Однако поклонники заметили, что нос Джексона после ринопластики стал заметно уже. А вскоре выяснилось, что операция оказалась неудачной: у певца возникли сложности с носовым дыханием, и уже на следующий год пришлось делать вторую ринопластику. В 1980 г. пластический хирург Стивен Хоффлин провел вторичную ринопластику для устранения дыхательной дисфункции. Но в результате (это легко можно отследить по фотографиям) нос Майкла стал еще тоньше, а его кончик – еще «скульптурнее».

Хотя сам Майкл всегда утверждал, что в его жизни было всего две пластические операции (из-за травмы и неудачных результатов первой ринопластики), его мать Кэтрин признавала, что сын провел первую эстетическую коррекцию носа совершенно осознанно и целенаправленно. В дальнейшем, как сообщила она журналистам, уже после смерти Майкла, у него развилась зависимость от пластической хирургии, хотя она неоднократно пыталась отговорить его от новых экспериментов по изменению внешности.

Но что могли сделать слезы и уговоры матери, если сама судьба железной рукой подталкивала Джексона под нож пластического хирурга!

1982-83 годы были самым удачным периодом в жизни и карьере Джексона. Певец получил 7 премий «Грэмми» и записал альбом «Триллер», который стал самым продаваемым музыкальным альбомом в мире.

Разумеется, на такой лакомый кусочек зарились крупнейшие американские корпорации, стремившиеся заполучить Джексона для рекламы своих продуктов. Первой к певцу обратилась «Кока-кола», предложившая ему миллион долларов за участие в рекламной компании. Предложение было отвергнуто едва ли не с негодованием: Майкл ценил себя гораздо дороже.

Как раз в это время генеральный директор компании «Пепсико» Роджер Энрико придумал рекламную кампанию «Новое поколение» (откуда пошло устойчивое выражение «Поколение пепси», обыгранное потом Виктором Пелевиным в названии романа «GenerationP»). Эта кампания, ориентировавшаяся на молодежь, должна была отбить часть молодежной аудитории у вечного конкурента «Пепси» «Кока-колы», которая использовала в своей рекламе известного в те годы исполнителя поп-музыки Билла Косби.

Тут-то у Энрико и возникла идея привлечь для рекламы другого поп-певца, чья звезда только что ярко загорелась на музыкальном небосклоне Америки, Майкла Джексона.

Майкл запросил 5 миллионов долларов (сейчас это эквивалентно приблизительно 18 миллионам). Энрико зачесал в затылке: это было гораздо больше, чем он предполагал выделить на кампанию, которая, прими он условия певца, сразу стала бы самой дорогой маркетинговой кампанией тех времен. Но продюсер Джексона Дон Кинг убедил Энрико одной фразой: «Это же Майкл Джексон – он больше, чем Бог».

Переговоры шли не просто: Джексон потребовал, чтобы его хит Billie Jean использовался вместо традиционной музыкальной темы «Пепси» и настаивал, чтобы его лицо показывалось в кадре не больше четырех секунд – для Энрико это было совершенно непонятное требование, но теперь-то мы знаем, что дело было в дисморфофобии певца! Вместо этого он предлагал демонстрировать в кадре свои руки, обтянутые бриллиантовыми перчатками и ноги в сверкающих носках. Под большим давлением рекламщиков «Пепси» он согласился, чтобы в клипе показывали его лицо в профиль.

В конечном итоге, стороны договорились. На личной встрече с Энрико Майкл застенчиво прошептал ему на ухо: «Роджер, я собираюсь заставить «Коку» пожалеть, что они не «Пепси». И это были не пустые слова. После выхода первой рекламы «Пепси» с Майклом Джексоном в 1983 г. корпорация значительно увеличила свою долю на рынке, в то время как «Кока» сдавала позиции. Слишком поздно конкуренты из «Кока-колы» поняли, что пригласив Майкла, «Пепси» добилась поставленной цели: они заставили потребителей поверить, что их напиток – это выбор молодежи, в то время как «кока-кола» все больше ассоциировалась с пожилыми людьми.

Но 27 января 1984 г. во время записи второго рекламного ролика «Пепси» произошла катастрофа.

По сценарию Майкл должен был легким танцующим шагом спуститься со сцены в зал по ступенькам, в то время как за его спиной десятки пиротехнических устройств выстреливали в воздух фейерверки. В первый раз все прошло, как надо. Но, когда певец стал спускаться со сцены второй раз, исполняя свой хит Billie Jean, пиротехника сработала на несколько секунд раньше.

На глазах у трех тысяч поклонников, собравшихся в огромном зале LosAngelesShrineAuditorium, Майкла окатило фонтаном сверкающих огненных искр. Они попали на его уложенную лаком прическу, и голова Майкла в одно мгновение оказалась охвачена пламенем. К несчастью, сам Джексон, полностью сконцентрировавшийся на песне, осознал, что происходит, далеко не сразу. Продолжая петь, он спустился по лестнице в зал и даже сделал несколько танцевальных па, прежде чем его повалили на пол и начали сбивать пламя с волос.

Джексона без особого шума вывели из зала и доставили в больницу с сильными ожогами на голове, лице и теле. Никаких громких объявлений сделано не было: «Пепси» ужасно испугалась скандала и возможных последствий для продаж напитка. В своем дневнике Майкл записал: «Во время съемок рекламы «Пепси» загорелись мои волосы. Для работы отпущено полтора миллиона долларов, а в зале не было ни одного пожарного!»

В итоге «Пепси» удалось замять конфликт, выплатив певцу еще полтора миллиона долларов компенсации. К чести Джексона, он пожертвовал эти деньги Калифорнийскому медицинскому центру (тому самому, в котором 15 лет спустя оборвется его жизнь), пожелав, чтобы на них был основан специальный ожоговый центр. Так и произошло:  специализированная клиника Бернса, профинансированная певцом, существует и по сей день.

Но для самого Майкла это происшествие имело самые печальные последствия. Он перенес целую серию пластических операций, в том числе и по пересадке кожи. Волосы на голове певца после этого больше не росли, и ему приходилось носить парик (знаменитые гладкие и блестящие волосы цвета воронова крыла – искусственные). И без того имея склонность к постоянному совершенствованию своей внешности, Джексон после несчастного случая на съемках стал постоянным клиентом клиник пластической хирургии: к 1990 году, по признанию его близких, он перенес не менее десяти операций на лице. Однако сам певец всегда это опровергал: он подал в суд на британский таблоид DailyMirror, опубликовавший фотографию «изуродованного пластической хирургией» Майкла Джексона, и добился опровержения: редактор издания принес ему свои извинения и заявил, что на лице звезды нет никаких следов хирургического вмешательства.

И все же слухи множились и росли, прежде всего, потому что кожа певца стала стремительно светлеть. К началу 1990х годов Майкл был уже практически белым.

Разумеется, его заподозрили в том, что он специально отбеливает себе кожу. И хотя Майкл постоянно отрицал это, утверждая, что гордится своей расой, мало кто этому поверил. В 1993 году в своем интервью с еще одной знаменитостью Америки, чернокожей ведущей Опрой Уинфри, он даже расплакался, говоря о переживаниях в связи с превращением в белого, и признался, что болен витилиго.

Витилиго – загадочная кожная болезнь, в ходе которой на отдельных участках кожи исчезает пигмент меланин. В результате кожа становится пятнистой, причем контраст между белыми пятнами и обычным цветом кожи тем больше, чем смуглее пациент.

Чтобы сбалансировать цвет кожи, Майклу приходилось ежедневно использовать большое количество мощной косметики. Положение усугублялось тем, что он страдал еще и волчанкой, известной также как «болезнь Либмана-Сакса», системным аутоиммунным заболеванием, при котором иммунная система человека вырабатывает антитела, повреждающие здоровые клетки (особенно соединительной ткани). Главный симптом волчанки – мелкая красная сыпь, распространяющаяся в форме крыльев бабочки по переносице и щекам. Пораженный участок на щеках, по мнению средневековых лекарей, имел сходство с укусом волка – отсюда, собственно, и название.

Пытаясь справиться со своими недугами, Джексон использовал сильные средства, применяемые при различных кожных заболеваниях: Solaquin (гидрохинон), третиноин (транс-ретиноевую кислоту), бенохин, а также применяемый при лечении аутоиммунных заболеваний противомалярийный препарат гидроксихлорохин. Все эти средства имеют серьезные побочные эффекты, но гидроксихлорохин, который Майклу вводили непосредственно в кожу головы, дает им всем сто очков вперед. При его регулярном употреблении отмечаются тошнота, рвота, диарея, анорексия (а мы помним, что Джексон и без того был болезненно худым), головная боль, слабость, нервозность, нервно-мышечная блокада, токсический психоз, светобоязнь и множество других неприятных симптомов. Негативно влияет гидроксихлорохин и на кожу: его постоянное применение может вызвать дерматит, депигментацию кожи и слизистых, выпадение волос.

Все эти симптомы, так или иначе, проявлялись у Майкла Джексона, начиная со второй половины 1980х годов. Но самое главное: лечение травмы, полученной на съемках рекламного клипа «Пепси» привело к губительной зависимости Майкла от медикаментов: болеутоляющих и транквилизаторов.

По свидетельству личного визажиста Джексона, Карен Фэй, певец до конца жизни страдал от чудовищных мигреней, вызванных несчастным случаем во время съемок.

А когда в 1993 г. некий Джордан Чэндлер, один из фанатов-подростков, которых певец оставлял ночевать в своем поместье «Neverland» («Нетландия»), обвинил его в сексуальных домогательствах, Майкл пережил сильнейший стресс, который пришлось «заедать» сильными транквилизаторами: диазепамом, алпразоламом, лоразепамом и другими. Несколько месяцев певец находился в затуманенном состоянии сознания, во время суда выглядел сонным, говорил невнятно, двигался как сомнамбула. Он не мог вспомнить имена людей, с которыми работал, и даже названия некоторых своих альбомов. Майкл снова потерял пять килограммов веса, почти перестал принимать пищу. Семье Чэндлера Джексон выплатил 15 миллионов долларов (говорили даже о 22, но это было преувеличение), и дело было прекращено «по соглашению сторон». Мало-помалу певец снова вошел в форму, хотя продолжал страдать от бесчисленных кожных заболеваний и, вызванной сильнодействующими средствами, интоксикацией. А в 2003 г. разразился новый скандал. Еще один гость Майкла, 13-летний Гэвин Арвизо, обвинил его в том, что певец напоил его и занимался с ним мастурбацией. Джексона арестовали, в «Неверлэнде» провели обыск, перевернув все вверх дном. Правда, певца вскоре выпустили под залог, а тянувшееся несколько месяцев судебное разбирательство закончилось его оправданием. Но нервы Майкла не выдержали нового удара, к тому же процесс нанес ощутимый ущерб его состоянию (Джексона защищали лучшие адвокаты США, и их гонорары составили 100 миллионов долларов). Певец приобрел зависимость от морфия и демерола, стал частым гостем наркологических клиник.

Весной 2009 г. Джексон страдал от хронической бессонницы. В мае он впервые попросил свою медсестру сделать ему инъекцию пропофола, но та отказалась, предупредив, что этот препарат может быть опасен для жизни Майкла. Это действительно так: пропофол – сильнодействующий анестетик, использующийся для индукции или поддержания наркоза. В штате Миссури пропофол даже входит в состав «смертельной инъекции», заменившей в тюрьмах многих штатов США одиозный электрический стул.

Певец начал настаивать: один доктор якобы сказал ему, что пропофол совершенно безопасен (вероятно, этим доктором был лечащий врач Джексона - Конрад Мюррей). Однако медсестра была непреклонна – и это отсрочило смерть короля поп-музыки еще на полтора месяца…

Майклу Джексону стало плохо утром 25 июня 2009 г. в роскошном особняке в Холмби-Хиллс на западе Лос-Анджелеса, который он арендовал у своего знакомого Хьюберта Гуэса. Находившийся при нем врач-кардиолог Конрад Мюррей сделал ему инъекцию 25 мг. пропофола, а затем ушел, оставив своего пациента на два часа одного.

Вернувшись, Мюррей обнаружил Майкла в постели уже бездыханного. Впрочем, слабый пульс в бедренной артерии еще фиксировался. Несколько минут Мюррей проводил сердечно-легочную реанимацию, но делал это не на полу, как предписывают правила, а в кровати (позже он оправдывался, говоря, что постель была «очень твердая»), и только потом решился все-таки позвонить 911.

Дальнейшие события в изложении Мюррея выглядят довольно бредово: он не мог найти стационарный телефон, а с мобильного позвонить не решался, якобы потому что не знал точного адреса особняка в Холмби-Хиллс. Мюррей «бросился» искать охранника, который в результате и позвонил 911… спустя полчаса после того, как Мюррей прекратил попытки реанимировать своего пациента.

Реанимобиль приехал через 3 минуты и 17 секунд после звонка, но было уже слишком поздно.

Вскрытие тела Майкла Джексона показало, что для 50-летнего мужчины он был «достаточно здоров», хотя, конечно, проблем со здоровьем у него было предостаточно. На теле и голове Джексона медики обнаружили многочисленные татуировки и шрамы: два длинною в два сантиметра каждый  за левым ухом, большой шрам за правым ухом, по шраму у каждой из ноздрей, два шрама длиной около 7,5 сантиметров у основания шеи, 10-сантиметровый рубец на правом предплечье и следы от порезов на руках и запястьях. Большинство шрамов были результатом пластических операций.

Король поп-музыки страдал от артрита: его суставы в нижней части позвоночника и на некоторых пальцах были воспалены. Были проблемы и с легкими: патологоанатомы обнаружили у Джексона хроническое воспаление легких, из-за чего их объем был ниже нормы, что вызывало одышку. (Некоторые утверждали, что певец страдал от генетической болезни легких – недостаточности альфа-1-антитрипсина, которая приводит к разрушению легочной ткани и часто вызывает эмфизему, но слухи эти не подтвердились). Зато сердце и другие органы певца были в норме. Да и вес к концу жизни более или менее нормализовался: 62кг при росте в 175 см. Медики подчеркивали, что у звезды «были регулярные эрекция и эякуляция». В общем,  Джексон мог бы еще жить и жить, если бы не убойный коктейль из транквилизаторов, которые доктор Мюррей вкатил ему в вену, прежде чем бросить своего пациента на целых два часа.

Выяснилось, что одним пропофолом Мюррей не ограничился. В крови Джексона также были обнаружены валиум, лоразепам, мидазолам, лидокаин и эфедрин. Зачем нужно было вводить все эти средства сразу? Мюррей объяснял, что сначала пытался лечить бессонницу Джексона другими седативными средствами, а пропофол ввел только после настойчивых требований певца, да и вообще он пытался отговорить своего пациента от использования этого опасного лекарства…

Следствие по делу о смерти Майкла Джексона пришло к выводу, что она «носила характер убийства»: сильнодействующий анестетик пропофол и ряд других седативных средств были введены в кровь певца в домашних условиях без соответствующей медицинской необходимости. Доктора Мюррея признали виновным в непредумышленном убийстве и приговорили к четырем годам тюремного заключения. Впрочем, уже через два года Мюррей вышел на свободу досрочно «за хорошее поведение». Его медицинская лицензия в Техасе была отменена, но в Калифорнии и Неваде лишь приостановлена. Джозеф Джексон, отец Майкла, тоже подал иск против Мюррея, обвиняя его в умышленном убийстве сына, но отозвал его, когда Мюррей находился в тюрьме.

Через несколько месяцев после смерти короля поп-музыки, обвинявший его в домогательствах,  Джордан Чэндлер признался, что оговорил своего кумира по настоянию отца, сценариста Эвана Чэндлера (кстати говоря, автора сценария к очень смешному фильму Мела Брукса «Робин Гуд. Мужчины в трико»). После признаний сына Эван Чэндлер застрелился у себя дома в Нью-Джерси.

Записаться

Спрашивайте!