Главное о нас

Средневековая трепанация. «Извлечение камня глупости» Иеронима Босха.

Больного привязывали к стулу, рассекали кожу, после чего с ловкостью фокусника доставали припасенный заранее камень, выдавая его за камень, извлеченный из разреза.  Картина «Извлечение камня глупости» считалась написанной Босхом, но последние несколько лет голландские исследователи оспаривают авторство.

Многие работы Питера Брейгеля Старшего, как мы знаем, являются своего рода дидактической сатирой, обличающей человеческие пороки, но его предшественнику, Еруну Антонисону ван Акену, более известному как Иероним Босх, такой взгляд на мир свойственен не меньше. Об этом нидерландском художнике известно очень мало, но ни на что непохожий язык его картин говорит сам за себя.

В работах Босха ярко проявляется связь с местным колоритом: фольклором, лубком, представлениями, дававшимися на ярмарках. Например, до наших дней дошла веселая история о Лубберте из Реймбуха, которого обманули, и он решил, что нужно произвести «операцию головных камней». В Средние века многие люди верили, что скудоумие и ограниченность возникают из-за особых камней, появляющихся в голове, и чтобы резко поумнеть, их нужно просто-напросто удалить.

Именно поэтому о недалеких людях говорили, что «они знают не больше глупых камней» или что «у них камень в голове», что означало отнюдь не затаенную злобу, а походило на русские «без царя в голове», «каша (тараканы) в голове», «котелок не варит» или даже «моча в голову ударила». В общем расхлебывали эту «кашу» в Голландии с помощью трепанации. И хотя такие операции с лечебными целями проводились еще в каменном веке, но медицина средневековья сильно им уступала.

По городам Нидерландов бродили не только нищие слепые и музыканты, но и бродячие аптекари, готовившие микстуры и торговавшие ядами. Еще античные авторы противопоставляли профессиональных врачей этим шарлатанам, чей социальный статус был так же низок, как у бродяг и публичных женщин. Они-то и спасали от глупости и лишних денег подобных Лубберту простачков.  Больного привязывали к стулу, рассекали кожу, после чего с ловкостью фокусника доставали припасенный заранее камень, выдавая его за камень, извлеченный из разреза. В общем работали не хуже современных филиппинских хилеров. Этот сюжет был широко распространен в средневековом фольклоре, к 15 веку перекочевав в литературу и изобразительное искусство и сохранившись вплоть до 17 столетия.

Иероним Босх. Извлечение камня глупости


Картина «Извлечение камня глупости» считалась написанной Босхом, но последние несколько лет голландские исследователи оспаривают авторство, приписывая его ученикам и последователям. К сожалению, вопрос подлинности вообще часто встает в наши дни. Так, в середине ноября 2017 года на аукционе был продан единственный Леонардо, находившийся не в музее, а в частном собрании, и его подлинность до сих пор вызывает множество споров. Тем не менее, работа «ушла» за 450 миллионов долларов, и это самое дорогое полотно, реализованное в ходе аукционных торгов. На данный момент не существует экспертизы, которая может дать однозначный ответ, а реставрации и поновления только осложняют дело, поэтому в музее Прадо, где хранится работа Босха, с выводами голландских коллег не согласились.

Рисунок здесь несколько небрежен, но и пейзаж, и частые в мире Босха «вещи не на своем месте» легко узнаваемы. Художник изображает деревенского простака в белой рубахе и красных штанах, привязанного к стулу, за которым расположился врачеватель со скальпелем в руках, а напротив, облокотившись на стол, стоят монах с серебряным кувшином в руках и монахиня. Сама сцена вписана в тондо (от итал. rotondo – «круг»). По Платону круг является идеальной фигурой, именно поэтому его так любили итальянцы эпохи Ренессанса. Но суровые художники Северного Возрождения пошли по другому пути, сделав круг символом общих бед и проблематик.

Тондо, в свою очередь, располагается в прямоугольнике, где на черном фоне причудливые виньетки и золотые буквы: «Мастер, быстро удалите камни. Меня зовут Лубберт Дас». Это имя было широко распространено и вместе с тем приравнивалось по своему значению к «простофиле», напоминая героя русских сказок Ивана-дурака. Правда, часто это становилось и прозвищем тех, кто был ленив и толст. В общем этого толстого Лубберта и спасает от глупости врач, на голове которого красуется перевернутая воронка. Этот предмет, использующийся не по назначению, считается символом обмана. Похожее решение художник использует и в изображении монахини, на голове которой лежит закрытая Библия, олицетворяя поверхность знания. Ее компаньон, монах, держит кувшин для вина, - с его помощью Босх обличает пьянство. Над головой лже-лекаря легко различить виселицу и шест с колесом для колесования, - по мнению художника обманщиков настигнет расплата.

Но самым интересным является тот самый «камень глупости»: на картине он представлен в образе цветочных бутонов, один из которых шарлатан достает из головы пациента, а второй уже лежит на столе, свидетельствуя о востребованности врача-обманщика. Многие исследователи принимают цветок за тюльпан: в сонниках того времени он означал неправду. Кроме того, луковицы тюльпанов были страшно дороги, и это может быть намеком на шальные деньги, доставшиеся врачу. Но для тех, кто любит погорячее, есть и другая версия. Цветок, похожий на нимфею (кувшинку), считается олицетворением сексуального желания. Так что шарлатан не только избавляет клиента от глупости, но и спасает от похоти, возвращая на праведный путь, то есть по сути кастрирует, на что указывает и имя нашего героя. Некоторые искусствоведы переводят Лубберт Дас как «кастрированный барсук», так как глагол lubben означает «кастрировать», а барсук (das по-голландски), как и герой фольклора, ленив и любит поспать. Сумка, проткнутая ножом, идет в копилку «горячей» трактовки.

Два слова про заказчика: им был незаконнорожденный сын Филиппа III Доброго, герцога Бургундии, Антуан, Великий бастард Бургундский. Его отец основал рыцарский орден Золотого руна, и золотые виньетки по кромке тондо напоминают не только герб самого бастарда, но и знак ордена. От отца Антуан унаследовал не только «мужество, доблесть, и благоразумие, и некоторые прочие добродетели, и хорошие привычки», но и темперамент: члены ордена осудили его за внебрачные связи. Так что, может быть, герой картины действительно призван был напоминать о благочестии и воздержании.

Сюжет с извлечением камня возникал еще не раз в творчестве голландских художников, но цветы в голове нашел только Босх, за что ему большое искусствоведческое спасибо: есть где сломать пару-тройку копий.

Записаться

Спрашивайте!