Главное о нас

Архиепископ Лука: «Я полюбил страдание»

Для многих красноармейцев хирург Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий был чуждым элементом. Врач, из дворянской семьи, глубоко верующий, и только из-за нехватки врачебных кадров избежавший справедливого революционного расстрела… Он был абсолютно чужим для них. Не мудрено, что зачастую уже выздоравливающие после его операций красноармейцы поджидали хирурга на выходе из операционной и довольно сильно побивали Валентина Феликсовича костылями и палками.

Архиепископ Лука: 

В чём корень милосердия? В жалости, в сострадании. Жалость, сострадание – это основные свойства, основные качества любви. В ком есть любовь, в том есть жалость и сострадание, ибо нельзя любить и не сострадать… Из чистой любви истекает милосердие наше, из чистой любви исполняем мы заповеди Христа.

Великий русский хирург Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий родился в Керчи 27 апреля 1877 года. Это тот хирург, которого многие врачи почитают своим учителем. Я, в том числе. Хотя умер Валентин Феликсович ещё до моего рождения… А вот учиться хирургии мне посчастливилось по его книге во многом (первые шесть лет своей практики я отработал, в основном, в костно-гнойной хирургии). И, смею утверждать, ничего лучшего по этой теме не написано и по сей день. Почему? Да потому, что в основе книги лежит глубочайшее знание анатомии. А гнойная хирургия на этом знании и построена. Что тогда. Что сейчас.

Из книги В.Ф. Войно-Ясенецкого «Очерки гнойной хирургии»:

Ребенок П., 11 лет, доставлен в больницу в бессознательном состоянии. Температура 40°, пульс 144. Ребенок болен всего 5 дней. 2-3 дня тому назад мать заметила опухоль щеки. Теперь щека сильно распухла, угол рта опущен, кожа лоснится и покрыта красными пятнами ретикулярного лимфангиита. Веки сильно распухли и покраснели. В височной области заметная припухлость. Через рот в толще щеки прощупывается опухоль. Горизонтальным разрезом на щеке вскрыт глубокий гнойник величиной со сливу, находившийся в толще щеки и содержавший жидкий желто-серый гной.

К вечеру ребенок умер. Вскрытие показало, что гнойник находился в области bulae Bichati и по этому жировому комку распространился в spatium pterygomandibulare, где найдено очень немного гноя. Отсюда он проник в полость черепа через foramen rotundum и foramen ovale вдоль проходящих через эти отверстия II и III ветвей тройничного нерва. Наружная поверхность твердой мозговой оболочки в области средней черепной ямки покрыта гнойным налетом. На височной доле мозга свежий гнойный лептоменингит. В sinus cavernosus немного гноя. В глазнице свежий гнойник, помещающийся внутри мышечной воронки.

Архиепископ Лука:

Скажите, кто более ласков, мил, нежен, кроток, приветлив, чем малые дети, тянущиеся к щеке матери, целующие её без конца? … Не надо ли и нам быть смиренными, как они?

В.Ф. Войно-Ясенецкий:

Из неудавшегося художника я стал художником в анатомии. 

Как же это случилось? В 1889 году, когда Валентину было 12 лет, семья переехала из Керчи в Киев. «Я каждый день, иногда и дважды в день ездил в Киево-Печерскую Лавру… делал зарисовки…». С наступлением совершеннолетия Валентин поступил на юридический факультет Университета, затем много и успешно учился живописи и в Киеве, и в Мюнхене. Однако, пренебрегая советами своих учителей-художников, талантливый молодой человек вернулся в Киев и поступил теперь уже на медицинский факультет Университета. Учился будущий великий хирург на одни пятёрки. Проводил бессчётное количество времени в анатомическом театре, где выделялся фантастически точной препаровкой и зарисовкой трупов. В 1904 году Валентин Феликсович с блеском окончил Университет и получил предложение остаться в аспирантуре. На что ответил категорическим отказом.

В.Ф. Войно-Ясенецкий:

Я изучал медицину с исключительной целью – быть всю жизнь деревенским, мужицким врачом, помогать бедным людям.

Из книги В.Ф. Войно-Ясенецкого «Очерки гнойной хирургии»:

Двенадцатилетний крестьянский мальчик 8 дней тому назад был сшиблен с ног коровой. Уже на другой день у него внезапно начались сильные боли в нижнем конце бедра и лихорадка, настолько интенсивная, что по ночам он бредил. При поступлении в больницу мальчик был бледен, имел очень измученный вид, со страхом оберегал больную ногу от всякого движения и прикосновения; температура у него 39,6°, пульс 104 в минуту. На внутренней стороне нижнего конца бедра заметна небольшая припухлость, при ощупывании которой мальчик чувствует сильную боль.

Хотя здесь не было не только флюктуации, но и сколько-нибудь значительной воспалительной припухлости, я тем не менее без всякого колебания распознал остеомиелит бедра и безотлагательно приступил к операции. Она была выполнена в 15 минут и состояла в обнажении кости, вскрытии маленького поднадкостничного гнойника, содержавшего около 2 чайных ложек густого беловатого гноя, и в трепанации долотом костномозгового канала, содержавшего также много гноя. В рану был введен марлевый выпускник; не наложено ни одного шва. Рана заживала без всяких осложнений, но температура долго оставалась высокой и пришла к норме только через месяц после операции. Мальчик пролежал в больнице 4 месяца и выписан здоровым, с полоской чистых грануляций на месте разреза.

Архиепископ Лука:

Чтобы идти за Христом, надо быть готовым на лишения, на поношения. Апостол Павел говорит: "Все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы" (2 Тим. 3, 12), так как ненавидящих Христа так много, бесконечно много. В наше время особенно трудно идти этим тернистым путем.

В 1906 году Валентин женился на операционной сестре милосердия А.В. Ланской. Несмотря на то, что молодой хирург проводил очень много времени на работе, брак их был счастливым. Невзирая на трудности, жили они достойно, у них появилось четверо детишек, но… Болезнь (туберкулёз) унесла Анну Васильевну и Валентин Феликсович остался вдовцом с четырьмя малолетними (от 6 до 12 лет) детьми на руках.

В.Ф. Войно-Ясенецкий:

Две ночи я сам читал над гробом Псалтырь, стоя у ног покойной в полном одиночестве…; я лечил больных, проводил исследования, читал лекции в Университете, находил время для посещения Церкви.

В.Ф. Войно-Ясенецкий работал земским врачом в Симбирской, Курской губерниях, Переславле-Залесском, госпиталях Москвы. Защитил докторскую диссертацию, где обосновал все современные способы региональной анестезии путём блокирования нервных сплетений и крупных нервных стволов. К сожалению, денег на издание книги тогда не нашлось, и авторство многих разработанных им видов анестезии перешло к другим хирургам. В 1917 году он переехал В Ташкент, где стал главным врачом городской больницы. 

Из книги В.Ф. Войно-Ясенецкого «Очерки гнойной хирургии»:

У молодого Мир. С. образовался анкилоз коленного сустава после какого-то воспаления. Табиб (туземный знахарь) предпринял насильственное сгибание и для удержания достигнутого результата привязал голень к бедру веревкой, под которой скоро образовалась обширная язва. Появились боли в суставе, в подколенной ямке образовался и самостоятельно вскрылся большой гнойник, а на месте его осталась обширная гангренозная язва. Больного привезли в больницу, но почему-то он попал в венерическое отделение, и там язву сочли за гуммозную. При лечении йодом и ртутью на дне язвы омертвели клетчатка и мышцы и образовались межмышечные гнойные затеки на бедре. Приглашенный на консультацию ординатор хирургического отделения сделал разрезы и выстриг ножницами омертвевшие ткани. В суставе скоро появились боковые движения и костный хруст при трении суставных концов костей.

В плохом состоянии больной был, наконец, переведен в хирургическое отделение. Он истощен, слаб, очень бледен, мышцы больной ноги сильно атрофированы. В хирургическом отделении была сделана совершенно неуместная резекция сустава. Он был наполнен гноем, во многих местах вышедшим за пределы капсулы. Суставные хрящи почти совсем разрушены, губчатое вещество кости очень хрупко, но туберкулезных очагов в нем на распилах не найдено. Рана оставлена открытой и вся выполнена марлей. Прошла неделя. В ране прогрессирующее, тяжелое нагноение, температура 40°. На ампутацию больной не соглашается. Еще через неделю очень ослабленный, по временам впадающий в бред больной взят родными из больницы.

Архиепископ Лука:

Господь Иисус Христос продолжил речь Свою: "Каким судом судите, таким будете судимы". Кто будет судить? Он Сам на Страшном Суде. Первая и важнейшая обязанность наша - видеть и замечать бревно в собственном глазу, видеть и судить собственные грехи; а в отношении соринки в глазу брата своего должны мы быть долготерпеливы, - тогда долготерпелив будет к нам Господь Иисус Христос в день Страшного Суда.

В эти же годы был составлен план написания книги «Очерки гнойной хирургии», основанной на собственном опыте.

В.Ф. Войно-Ясенецкий: 

... и тогда, к моему удивлению, у меня появилась крайне странная, неотвязная мысль: Когда эта книга будет написана, на ней будет стоять имя епископа.  …уже в ближайшее воскресение, при чтении часов, я в сопровождении двух диаков, вышел в чужом подряснике к стоявшему на кафедре архиерею и был посвящён им в чтеца, певца и иподиакона, а во время Литургии – и в сан диакона. … через неделю после посвящения во диакона, в праздник Сретения Господня 1921 года, я был рукоположен во иерея епископом Иннокентием.

Так на 44 году жизни выдающийся хирург, известный учёный, доктор медицинских наук, профессор В.Ф. Войно-Ясенецкий стал священником.

Вспоминает медсестра, работавшая с Валентином Феликсовичем: «В 1921 году, в разгар Гражданской войны, Войно-Ясенецкий появился в больничном коридоре… в рясе и с наперсным крестом на груди. Оперировал в тот день и в последующем, конечно, без рясы, а как обычно, в медицинском халате. Ассистенту, который обратился к нему по имени-отчеству, ответил спокойно, что Валентина Феликсовича больше нет, есть священник отец Валентин. Надеть рясу в то время, когда люди боялись упоминать в анкете дедушку-священника, когда на стенах домов висели плакаты: “Поп, помещик и белый генерал — злейшие враги Советской власти”, — мог либо безумец, либо человек безгранично смелый. Безумным Войно-Ясенецкий не был…»

В 1923 г. ссыльный уфимский епископ Андрей тайно постриг профессора в монахи с именем Луки. В мае того же года Валентин Феликсович был рукоположен во епископа Ташкентского и Туркестанского.

Первый арест и первая ссылка, к сожалению, не заставили себя долго ждать. Архиепископ Лука через Таганскую и Бутырскую тюрьмы, переболев гепатитом, отправился по маршруту: Москва – Тюмень – Омск – Новосибирск – Красноярск – Енисейск – Плахино (5 изб, 230 км севернее Полярного круга) – Туруханск.

В.Ф. Войно-Ясенецкий:

Ночью я подвергся такому нападению клопов, которого и нельзя было представить себе. Я быстро заснул, но вскоре проснулся, зажёг электрическую лампочку и увидел, что вся подушка, и постель, и стены покрыты почти сплошным слоем клопов.

Но и в этих условиях выдающийся хирург продолжает работать.

Из книги В.Ф. Войно-Ясенецкого «Очерки гнойной хирургии»:

Патологический перелом в чистом виде мне пришлось наблюдать в другой раз у 14-летнего мальчика, которого привезли ко мне на лодке по Енисею за 750 км в Туруханскую больницу. Мальчик был болен острым остеомиелитом бедра в течение 2 месяцев; перелом произошел по дороге, когда его перекладывали в лодке. При операции я нашел в огромной гнойной полости переломленную посредине бедренную кость, причем нижний отломок оказался почти весь омертвевшим и его пришлось отпилить над самым эпифизом. Лечение велось под постоянным вытяжением, но его не удалось довести до конца, так как уходили последние пароходы и мальчику предстояло остаться в больнице на 9 месяцев, до возобновления навигации. Его увезли домой с почти зажившей раной, но еще не сросшейся костью. Я его видел на обратном пути из Туруханска. Рана вполне зажила, без свищей, и кость прочно срослась, но в совершенно неправильном положении, так что нога была функционально непригодна. Мальчика пришлось отправить в Красноярск для остеотомии.

Архиепископ Лука:

…велика разница между осуждением и обличением. Мы нехорошо относимся к грехам ближних своих: видим, что согрешают и со злорадством становимся судьями их. Вот что запрещает Иисус Христос, ибо можно поступить совсем иначе. Не должны мы молчать, но обличать должны кротко, тихо, не с осуждением, а с любовью, с желанием исправить, без злорадства и злобы.

По возвращению из первой ссылки Валентину Феликсовичу было дозволено жить в Ташкенте в качестве частного лица. Однако, вторая ссылка не заставила себя долго ждать. Уже через три года, в 1930 году, после пыток и голодовок архиепископа Луку отправили по маршруту: Ташкент – Москва – Котлас – Архангельск.

В.Ф. Войно-Ясенецкий:

В вагоне было так много вшей, что я утром и вечером снимал с себя всё бельё и находил в нём около сотни вшей, среди них были никогда не виданные мною очень крупные чёрные вши.

В 1934 году, по возвращению в Ташкент из ссылки, Валентину Феликсовичу было отказано в рабочем месте. Место ему нашлось только в Андижане – врачом в районной больнице. В это же время, на удивление, удалось издать, как теперь известно, фундаментальный и непревзойдённый во многом до сих пор труд «Очерки гнойной хирургии».

В.Ф. Войно-Ясенецкий: 

Книга, которую я написал, подводит итог моим многолетним наблюдениям в области гнойной хирургии, которые я собирал с особенной любовью. Я поставил себе целью прежде всего показать молодым врачам, что топографическая анатомия является важнейшей основой для диагностики гнойных заболеваний и выработки плана оперативного лечения, которое в большинстве случаев бывает атипическим. Необычная форма книги, испещрённой множеством историй болезней, местами приближается к клиническим лекциям, однако я полагаю, что изложение при помощи живых примеров всего лучше достигает цели.

Непревзойдённость и уникальность книги базируется на том, что в основе её лежит скрупулёзно выверенный анатомический подход. Меняются технологии, появляются всё более современные медикаменты, однако, топографическая анатомия человека остаётся неизменной. Именно поэтому книга выдержала шесть(!) изданий, последнее из которых в 2006 году.

Вернёмся, однако, к земной жизни профессора. Следующий арест и ссылка вновь не заставили себя долго ждать. С 1937 по 1939 год Валентин Феликсович провёл в тюрьмах, практически непрерывно подвергаясь пыткам и конвейерным допросам. 

В.Ф. Войно-Ясенецкий:

К сожалению, я забыл многое пережитое в областной тюрьме… был повторён допрос конвейером, при котором однажды проводивший его чекист заснул. Вошёл начальник секретного отдела и разбудил его. Попавший в беду чекист, прежде всегда очень вежливый со мной, стал бить меня по ногам своей ногой, обутой в кожаный сапог.

К счастью, выдающийся хирург не был расстрелян и «лишь» отправился в свою третью ссылку до Красноярска, а дальше – в Большую Мурту. Здесь ему позволили бесплатно работать врачом в районной больнице. Так как церковь ранее взорвали, молиться архиепископ Лука ходил в ближайшую берёзовую рощу. «Благодарные» же односельчане, по науськиванию властей, тут же начали использовать места молитв хирурга в качестве туалета.

Архиепископ Лука:

Смотрите, какой критерий: мы должны оценивать себя по мере той веры, которую уделил нам Бог. Если вздумаем гордиться и превозноситься какими-нибудь достоинствами и преимуществами, то будем лгать.

В 1941 году, с началом Отечественной войны, Валентин Феликсович вновь стал востребован властями. Его перевели в Красноярск с разрешением работать хирургом в эвакогоспитале. Вот уже где его таланты пригодились в полной мере! Слава о великом хирурге быстро разошлась по госпиталям не только среди пациентов, но и среди врачей. С этого времени книга «Очерки гнойной хирургии» стала «Хирургической Библией», настольной книгой множества хирургов.

В.Ф. Войно-Ясенецкий: 

Раненые офицеры и солдаты очень любили меня… некоторые из них, безуспешно оперированные в других госпиталях.., неизменно салютовали мне высоко поднятыми прямыми ногами.

С этого момента политические преследования профессора, по сути, прекратились.

Валентин Феликсович продолжил работу хирургом, теперь уже в Тамбове. В 1946 году за книгу «Очерки гнойной хирургии» и другие труды В.Ф. Войно-Ясенецкому присуждена Сталинская премия. Так же он был награждён медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Нужно сказать, Валентин Феликсович принял эти награды и звание. Однако, при вручении медали был достаточно резок.

В.Ф. Войно-Ясенецкий: 

Я вернул жизнь и здоровье сотням, а может, и тысячам раненых и наверняка помог бы еще многим, если бы вы не схватили меня ни за что ни про что и не таскали бы одиннадцать лет по острогам и ссылкам. Вот сколько времени потеряно и сколько людей не спасено отнюдь не по моей вине.

В 1946 Святитель Лука был возведён в сан архиепископа и назначен архиепископом Симферопольским и Крымским. С этого времени В.Ф. Войно-Ясенецкий (архиепископ Лука) сосредоточился на архипастырской деятельности, проповедях и служении, отойдя от хирургии.

В 1958 г Архиепископ Лука полностью ослеп. При этом он продолжал настолько точно исполнять все детали службы, что никто и не мог подумать о слепоте пастыря.

Архиепископ Лука:

Я принял как Божию волю быть мне слепым до смерти, и принял спокойно, даже с благодарностью Богу. Свою слепоту переношу благодушно и с полной преданностью воле Божией.

В 1961 году, июня 11 числа, великий русский, украинский и советский хирург, доктор медицинских наук, профессор, учёный, автор трудов по гнойной хирургии и анестезиологии, лауреат Сталинской премии 1ст., духовный писатель, доктор богословия, епископ Русской православной церкви, архиепископ Симферопольский и Крымский (с 1946 г.) Лука (профессор В.Ф. Войно-Ясенецкий) скончался.

В 1995 году архиепископ Лука причислен к лику Святых Украинской православной церковью. В 2000 году канонизирован Русской православной церковью в сонме новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания.

Светской властью полностью реабилитирован лишь в апреле 2000 года.

Архиепископ Лука, в миру профессор Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий:

Не бойтесь же, идите, идите смело. Не бойтесь тех страхов, которыми устрашает вас диавол, мешающий идти вам по этому пути. На диавола плюньте, диавола отгоните Крестом Христовым, именем Его. Возведите очи свои горе – и увидите Самого Господа Иисуса Христа, Который идёт вместе с вами и облегчает иго ваше и бремя ваше. Аминь.

Волна А.А., врач травматолог-ортопед

Библиография:

В.Ф. Войно-Ясенецкий (Архиепископ Лука). Очерки гнойной хирургии. Пятое издание. Москва, «Бином», 2000 г, 704 с.;

Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий). Я полюбил страдание. Автобиография. Москва, 1998;

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий). Спешите идти за Христом! (Проповеди в Симферополе 1946 - 1948 гг.) Москва, 2000 г.;

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий) — профессор, врач, архиепископ. В. Михайлова (Посашко). «Фома», 2011, №7;

Воспоминания В.А. Лисичкина, внука В.Ф. Войно-Ясенецкого

И самое последнее…

Из стенограммы заседания суда по делу врачей Ташкентской городской больницы.

Общественный обвинитель, начальник ОГПУ г. Ташкента Я.Х. Петерс:

- Во имя чего священник режет людей, когда религия запрещает это делать?

Обвиняемый, главный врач, профессор В.Ф. Войно-Ясенецкий:

- Я режу их во имя их спасения, а во имя чего их режете Вы?

Записаться Получить мнение врача дистанционно

Спрашивайте!