Генерал Джеффри Амхерст подавил восстание индейцев вирусом оспы

По приказу Джеффри Амхерста индейцев-переговорщиков заманили в форт и вручили им парочку одеял и платок с выделениями из пустул больных оспой, от которой у индейцев не было ни малейшего иммунитета. Страшная эпидемия истребила огромное количество аборигенов.  

Джеффри Амхерст, герой Семилетней войны, получил от безумного короля Британии Георга III орден Бани, титул барона и звание Пэра Англии, а также чин фельдмаршала. Однако он, наверное, один из немногих военных 18 столетия, о ком можно сказать, что он совершил преступление против человечества. Но обо всём по порядку…

29 января 1717 года в Кенте в семье провинциального адвоката, барристера Джеффри Амхерста и его супруги Элизабет Керрил родился мальчик. В 12 лет отпрыск благородной семьи уже был пажом герцога Дорсета, а восемнадцати лет был зачислен в гвардейские гренадеры энсином (это наименьший офицерский чин). Ему пришлось немало повоевать в Войне за австрийское наследство. Он побывал в битвах при Деттингене, Фонтенуа и Року, дослужившись при этом до капитана гвардии, что давало при переходе в армейские части преимущество в два чина. Через десять лет службы он стал адъютантом герцога Камберлендского - «Мясника Камберленда», как его прозвали в народе, брата английского короля, утопившего в крови восстание шотландских якобитов. Бой под Каллоденом, известный избиением раненых шотландцев, стал последней сухопутной битвой на территории Британского острова. У такого воеводы наверняка можно было многому подучится. Победителю мятежных шотландцев в боях с регулярными войсками, правда, везло куда меньше: его били и при Фонтенуа, и при Лауфельде, а в начале Семилетней войны и при Гастенбеке. Последнего поражения «Мясник» не пережил и в том же году умер, не оставив потомства.

Сэр Джеффри Амхерст. Портрет кисти Джошуа Рейнольдса (1766)

Источник изображения: https://canadians.org


После битвы при Гастенбеке по условиям унизительного для Британии перемирия Обсервационная армия англичан была вышвырнута из Германии. Ганновер, прародина английских королей, бывших и курфюрстами Ганноверскими, был оккупирован французами. Амхерсту, командовавшему гессенскими наёмниками, пришлось убираться из Германии. В Англии его не задержали, отправив в Северную Америку. А здесь ему удалось развернуться как следует: отнять у французов Луисбург, за что он получил звание главнокомандующего, а затем завладеть крепостью Корильон (Тикондерога), за что он был назначен королём-губернатором Вирджинии. Некоторое время назад англичане уже пытались взять этот форт. Но генерал Аберкомби, что собрал корпус, превосходивший силы французов маркиза де Монкальма по меньшей мере впятеро, был вдребезги разбит. Ко времени прибытия Амхерста в Америку англичане захватили господство на море, французы почти полностью лишились подкреплений и потеряли почти все свои владения в Канаде. Монкальм погиб, Квебек пал, и у французов практически не было серьезных сил, чтобы противостоять англичанам. В 1760 году пал Монреаль, и великий победитель получил звание губернатора Северной Америки, генеральский чин и почтеннейший орден Бани, второй из английских королевских орденов в иерархии.

Английские войска оккупировали практически все опорные пункты французов и поставили свои гарнизоны в большинстве из них. Гарнизоны были малочисленны, войск не хватало, хотя в других местах они были. Но Амхерст отнесся к этому крайне легкомысленно. Он не желал замечать, что индейцы не могли отнестись хорошо к явившимися сразу за войсками английским поселенцам, захватывавшим их лучшие земли. А к французам индейцы были настроены весьма дружески. Дело в том, что французы, как и другие католики – испанцы и португальцы, к примеру – всегда старались в первую очередь спасти души, как они выражались, «невежественных дикарей». Они делали всё, чтобы крестить как можно большее число туземцев. Безыскусный ум индейцев не видел в этом ничего страшного, и проповедникам-католикам легко удалось обратить в христианство миллионы индейцев южной Америки и тем самым сохранить их этнос.

Французы занимались тем же, но население было редким. Квебек – это не Перу и не Теночетлан... А крещёные индейцы сразу обретают другой статус. Это уже не свирепые язычники, а подданные их католических величеств испанских королей и христианнейшего короля Людовика. Поэтому французы были более человечны во всём. И на их фоне новые наглые пришельцы-англичане, более столетия бывшие врагами, индейцам не нравились.

Их не устраивала политика английской колониальной администрации. Кроме того, для поддержания добрых отношений французы постоянно одаривали индейцев. В бюджете их колоний имелась статья специальных расходов на эти подарки. Французы вооружали своих союзников-индейцев огнестрельным оружием. Даже на томагавках тех лет можно разглядеть клейма известных французских оружейных мануфактур. Дарили им и краски, и ткани и ножи с гвоздями. Речь скорее уже шла о дотациях. Амхерст жестко прекратил эту практику. Его апологеты (а американцы не очень любят этой темы) говорят о том, что он подозревал о восстании и не хотел вооружать потенциального врага. Но тогда отчего же не были усилены гарнизоны, почему не доставлялись ткани и другие невоенные товары? Некоторые специалисты считают, что, зная о реалиях индейских методов войны, генерал не стремился защитить колонистов, в основном бывших каторжников и разный сброд, выдворенный из Англии. Ему нужно было истребить офранцуженных индейцев-католиков, выставить их исчадиями зла, свирепыми и жестокими людоедами, а потом вырезать их всех до последнего человека.

И вспыхнуло восстание. Амхерст сделал всё, чтобы спровоцировать его. 27 апреля вождь племени оттава Понтиак собрал совет племен примерно в двадцати километрах от форта Детройт. Тщательно изучив обстановку в крепости, он выступил на совете с пламенным призывом изгнать британцев. Это можно узнать из французских хроник того времени. Не будем вдаваться в подробности восстания Понтиака, рассказывать об атаке на Детройт, победе повстанцев при Блад Ран, падении Сен-Джозефа, Майами и др. Ожидания Амхерста оправдались - многие населенные пункты были вырезаны индейцами. Американские историки рассказывают о случаях ритуального и показательного каннибализма во время восстания. Достоверно известны и описаны два факта. Кстати, обычай скальпировать убитых совсем не индейский. Его привезли европейцы и выплачивали даже награду за сданные скальпы. Примечательно, что администрация выдавала деньги и за скальпы волков, водившихся во множестве и активно вредивших сельскому хозяйству.

Пора было действовать. Амхерст давно думал о возможности биологической диверсии. Ведь бактериологическое оружие известно ещё с античности: в осаждённые города забрасывали баллистами трупы чумных больных, разложившиеся мясные туши, глиняные амфоры с фекалиями, куда опорожняли желудки больные холерой и дизентерией. Забивали падалью речки и колодцы, гнали больных сапом лошадей в расположения кавалерии противника. В своих письмах Амхерст делился этими мыслями со своими подчинёнными. Об этом можно прочесть у Гренье и в некоторых других источниках. Приведем лишь одну фразу: «...Вы обязаны совершить всё возможное, чтобы заразить индейцев через одеяла, так же как использовать любой другой способ ради истребления этой отвратительной расы…»

Некоторые защитники сэра Джеффри подчеркивают, что он лично никаких одеял индейцам не давал. Но сказать так - то же самое, что и говорить о том, что во всем виноват палач, а не тот, кто ему приказывает. Отношение милорда барона к индейцам общеизвестно. Его письма изданы, и эти тексты может прочесть любой: «Мне известно, какие они [индейцы] негодяи, и у меня самое плохое мнение об этих ленивых злодеях, пьющих ром, как никто на свете... Но так как французы боятся их, я уничтожу индейцев – и, по возможности, побольше». Отношение никуда не деть, тем более он был губернатором колоний. Поэтому ни полковник Генри Буке, ни капитан Симеон Экуэр, ни другие исполнители, о которых можно прочесть в книгах об индейских войнах, не виноваты единолично. Взгляды Амхерста изложены в его переписке, опубликованной Б. Кноллербергом, кое-что ещё можно найти и в работах Питера д’Эрико. Меховщик Трент, собравший банду головорезов, названную им ополчением, заманил в форт Питт (Питтсбург) индейцев-переговорщиков и вручил им парочку одеял и платок из госпиталя с выделениями из пустул больных оспой...

Разразившаяся страшная эпидемия оспы, от которой у индейцев не было ни малейшего иммунитета, истребила огромное количество аборигенов. Туземцы, ведущие кочевой образ жизни, понятия не имели о карантинных мерах, а тем более о вариоляции и вакцинации. Кстати, проблему транспортировки нехарактерных инфекций хорошо раскрывает книга Дж. Даймонда «Ружья, микробы и сталь».

В рядах индейцев практически не было врачей. Те французы, что находились в их рядах, поспешили скрыться от болезни, как это всегда было принято в Европе. Недаром говорят: «Бежать, как от заразы». Сказать, что оспа полностью очистила округу от индейцев, нельзя. Это было бы неправдой. Оспа вообще, даже и в тяжелой форме, уничтожает не более трети заболевших. А ведь есть и лёгкие формы. Да и заражаются не все... Но болезнь своё дело сделала, ослабила индейцев. Тем более, что места их обитания никогда не находились слишком далеко от театра войны. Индейцы всё же кочевой народ, хоть и не жители прерий, у которых больше тяглового скота. Поэтому гибли не только воины, но и их семьи. Ко всему прочему, кожные проявления оспы сильно пугали дикарей, ослабляя их боевой дух.

Восстание Понтиака было подавлено, губернатора отозвали в Англию, и он долго служил в Европе. Конечно, не Амхерст первым применил биологическое оружие. Может, самым первым сделал это ещё древний человек палеолита, не почистив от остатков жертвы своё копьё… Но, судя по возлагавшимся на биологическую атаку надеждам и широким планам, Британии действительно принадлежит такая модная и зловеще-страшноватая слава, которой, как мы видим, они не прочь и поделиться.

Записаться

Спрашивайте!