История болезни Василия Третьего. Острая гнойная инфекция мягких тканей

Гноя вышло огромное количество - полтора таза. Настроение у больного было подавленное, сжимало и давило в груди. Василий Иоаннович ещё нашел в себе силы съездить в Иосифов монастырь, поклониться иконе Пречистой Богородицы, отстоять молебен. 

Фигура Великого князя Василия Иоанновича III в отечественной историографии находится между двумя более прославленными государями Иоаннами Васильевичами – одним Великим, а другим Грозным. Причём первого из них также иногда величали Грозным, пока не прознали, какие есть бывают грозные цари. Оба Иоанна страстно не любили Великий Новгород, а вот Василий Иоаннович — Псков.

История правления государя Василия Иоанновича вполне известна, все его рати - сражения с Литвой, Ордой, Крымом и Казанью хорошо и подробно описаны и являются популярными темами для учёных монографий. Любители феодальной интриги могут насладится его борьбой со своевольными боярами, а также со своими родными братьями, женскими интригами его окружения и целой галереей зверств, казней, отравлений, массовых ссылок и прочих веселых развлечений средневекового боярства и служилого сословия.

Изображение Василия Третьего в Царском титулярнике, конец 17 века


Достиг Великий Князь и Государь весьма и весьма многого, славы ужасного деспота не нажил, в народе был, в основном, весьма любим и уважаем. Наполовину византиец, он, наверное, был более родовит, чем большинство окружавших его правителей. Василия воспитала мать София (Зоя) Палеолог, племянница Константина Палеолога, последнего Императора Восточной Римской Империи, выигравшего жестокую борьбу за власть с партией его двоюродного брата — Дмитрия. Оттого Государь Московский имел хорошую ромейскую подготовку, не раз помогавшую ему успешно выскальзывать из сложных ситуаций.

Василий Третий считается первым из московских государей, сославших жену в монастырь, первым государем, способствовавшим лишению сана главы русской церкви, а также первым государем, лестно поименованным «Императором Русов», причем не кем-нибудь, а самим императором Священной Римской Империи. Это окрыляло московского властелина так, что он заказал себе печать с этим «титлом», на которую позже, нахлобучивая на голову императорскую корону, ссылался Петр Великий, объясняя, откуда есть пошли императоры на Москве.

Легенды и народные предания делают Василия Иоанновича и отцом знаменитого разбойника – свирепого и неуловимого атамана Кудеяра, героя многих народных песен, сказок и легенд. Это был первый государь, привлёкший на службу великое множество иноземцев, в особенности выходцев из Италии, поскольку ярко любил всё итальянское. Во всяком случае, в Теремном дворце до пожара, по словам иностранных послов, рукоятки всех дверей были выполнены в виде морды «венецийского льва», а оказались они там, будучи демонтированы из личных покоев князя. Получается, Версаче ничего нового не изобрел. 

Перестраивать Москву и возводить монументальные для своего времени сооружения он обожал не менее, чем иные мэры, но, слава Богу, до платных парковок его даже лукавые ломбардцы не надоумили.

Время его царствования было известно оживленной внутрицерковной борьбой, в которой Василий Третий принимал выгодные ему позиции, то поддерживая нестяжателей, от которых могло обломиться много церковных земель и имущества, то примыкая к иосифлянам, чтобы заручиться поддержкой со стороны церкви. Поддержка оказалась нужнее монастырской землицы, и неугодные оказались взаперти - кто в темнице, кто в монастыре. Досталось и Святому Преподобному Максиму Греку, которого дважды заточали в монастыри с очень суровыми условиями и лишали причастия.

Все это легко можно прочесть в доступных исторических сочинениях, монографиях специалистов и популярных энциклопедиях. Но есть одна тайна, которая до сих пор является причиной оживленной полемики врачей, журналистов и историков различного толка. История отлично сохранила «Повествование о болезни и смерти...» этого государя, причем весьма подробное и написанное с удивительной для тех времен точностью и аккуратностью, с подробным перечислением симптомов, способов лечения и градации состояний больного. Но, увы, и этот документ не даёт окончательной уверенности в диагнозе. Существует множество версий хвори государя, и в некоторых, наиболее правдоподобных из них, мы сегодня попробуем разобраться.

Итак, сначала обращаемся к источникам. Описание придется сократить, убрав почти все немедицинские подробности.  Во время поездки из Троицы в Волок Ламский (как тогда называли Волоколамск) княжеская семья и свита сделали остановку в селе Озерецком, примерно на полпути между Сергиевым Посадом и Дмитровым. Причина — крошечный, в булавочную головку прыщик на внутренней части бедра, почти в паху, в тех местах, где тело опирается на конское седло. Всего-то вроде бы потертость, но боль была такая, что вытерпеть её было почти невозможно. И цвет прыщика был тёмным, багровым.

Попробовали ждать облегчения, но оказалось – бесполезно. Показывать свите свою слабость правителю было нежелательно, и он, превозмогая боль, сразу же по прибытии отправился на охоту. Едва забравшись в лесную глушь, князь почувствовал, что больше не сможет сесть в седло. Он послал гонцов за лекарями-иноземцами, а тем временем занялся самолечением: приказал «…прикладывать муку с пресным мёдом и печеный лук...» От этакого лечения болячка стала красной, появился внутренний «малый прыщ», а в нём гной.

Князь две недели лежал в глухой лесной деревеньке и когда решился ехать, его пришлось нести на носилках. Василия доставили в Волок, гной из абсцесса не выходил, а боли были, как от пытки калёным железом. Несмотря на эти адские боли, Великий Князь посетил баню и даже участвовал в пиршестве. Но болезнь прогрессировала, Государь отказывался от еды, тайно велел доставить ему духовные грамоты (завещания политического характера) своего отца Иоанна Третьего и деда Василия Темного. Завещание его было переделано тогда же. Это показывает, что сам он оценивал своё состояние как серьёзное.

Ночью нарыв прорвался, и из него выполз «стержень» длиной около 30 сантиметров. Гноя вышло огромное количество - полтора таза. Настроение у больного было подавленное, сжимало и давило в груди. После этого Василий Иоаннович ещё нашел в себе силы съездить в Иосифов монастырь, поклониться иконе Пречистой Богородицы, отстоять молебен. Затем его перевезли в Москву. Въезжали в столицу тайно, Великий Князь не хотел толков и пересудов. Лекари Фефил и Николай Люев приготовили мазь, но большого эффекта от неё не было. Вскоре он потерял чувствительность; рана не становилась больше, но гной из неё сочился, и запах был тяжелый. Князь не мог повернуться в постели, приходилось поворачивать его.

Василий Иоаннович попрощался с женой в весьма драматической обстановке. Глинская была в отчаянии, и её пришлось удалить из опочивальни практически силой, она рыдала и билась в истерике. По давно высказанной воле, Василия Иоанновича постригли в схиму под именем Варлаама. Он уже не владел языком, затем онемели и руки. Обряд пострига едва успели свершить. Третьего декабря 1534 года около полуночи Великий Князь Московский скончался. После смерти лицо его стало совершенно белым, а запах от язвы стал не отвратительным, а приятным.

Первые расследования начались более столетия назад. Тогдашние исследователи считали, что это был гигантский чирей. Во многом они полагались на описания лечения, ведь применение печеного лука вполне обыкновенно для народной медицины. Мази же, которыми пытались его лечить иноземцы-лекари, неизвестны. Здесь лишь стоит обратить внимание на то, что никаких наказаний к лекарям применено не было, что для тех времен совершенно нетипично. Учёные предполагают, что болезнь была столь очевидна и явственна, что те средства, которые применили медики, не вызвали ни у кого сомнений, и окружение государя сочло, что лекари сделали все, что было в их силах.

В современных исследованиях есть довольно много версий, включающих в том числе генерализованный сепсис, обусловленный раздавлением чирия, и злокачественные новообразования. Но по самым современным исследованиям врачей и историков из всей этой палитры болезней, серьезно похожими, вероятнее всего можно назвать три:

Первая — воспаление тазобедренного сустава, именуемое гнойным артритом, которое сейчас лечат с помощью антибиотиков и оперативно, когда болезнь далеко зашла.

Вторая - туберкулез. В те времена совершенно неизлечимое и самое, может быть, известное и обыкновенное заболевание. Эта болезнь, «грудная сухотка», в своё время унесла деда нашего героя, слепого князя Василия. В вышеописанном варианте всё очень напоминает костный туберкулёз с натёчником, поразивший и легкие.

Наконец, третья – периостит. Известный историк А. Пресняков, принимавший вместе с врачами участие в исследованиях, полагает, что это заболевание проявилось у правителя в острой форме. Иными словами, периостит - это воспаление надкостницы, которая начинает отслаиваться, поражая окружающую ткань. Внутри собирается гной. Он вызывает сепсис и смерть – патогенные микроорганизмы в больших количествах попадают в кровь. Здесь необходимо хирургическое вмешательство, больных тревожить нельзя, необходим строгий постельный режим, а Великий Князь много ездил верхом, ходил в баню, сидел на пиру. А вот стержень, появившийся из «язвы», по мнению Преснякова и его группы, мог быть и частью разложившейся надкостницы, вышедшей с потоками гноя.

Перечисленные версии возможно проверить, все эти недуги оставляют следы на костяках мертвецов. Но вот стоит ли? Может быть, не следует рваться вскрывать могилы захороненных в Архангельском соборе правителей Московской Руси, как торопятся некоторые исследователи, жаждущие проверки своих гипотез... 

Записаться

Спрашивайте!