Главное о нас

Колумб привез в Европу Чуму любви. Геополитические последствия эпидемии сифилиса.

Возможно, эпоха половой распущенности в Средневековой Европе сменилась Реформацией и возникновением протестантизма, лютеранства, кальвинизма, пуританства именно из-за эпидемии сифилиса и страха перед болезнью. 

Купидонова болезнь, Грандгор, Великая оспа, Венерическая чума — все эти имена суть имя одной и той же болезни, уносящей человеческие жизни и поныне.

Как известно, Сипилус был внуком небезызвестного Тантала и сыном Ниобы, жены фиванского царя Амфиона. Как утверждают многие античные авторы, хронисты, поэты и прозаики (хоть и активно противореча друг другу в количестве), у Ниобы была целая куча детей, которыми она недальновидно похвасталась своей подруге, дочери титана Кея - Лето, матери Аполлона и Артемиды. Мол, и я плодовитая, и дети мои красивей твоих. Рассерженная любовница Зевса велела перебить отпрысков Ниобы к чёртовой бабушке, что и было немедленно исполнено. Причём сыновей перестрелял Аполлон, а дочерей — Артемида, хотя то ли Гессиод, то ли Гомер с Ферекидом, а может быть, Пиндар или Овидий Назон, полагали, что она использовала не лук, а особенно любимые ею охотничьи дротики.

Любивший почитывать Овидия знаменитый философ и поэт, астроном и врач, профессор Падуанского университета Джироламо Фракасторо именно так нарёк эту омерзительную болезнь, посвятив ей свое поэтическое эссе, которое так и назвал - «Сифилис или французская болезнь». В нём он вывел этого внука Тантала, как гнусного и грязного пастуха, который, уходя в дубравы пасти свиней и вожделея женщин, за недоступностью в лесу последних совокуплялся со свиньями. Этим он вызвал отвращение богов, и те якобы покарали его за это. Некоторые считают, что на знаменитой горе Спил-Даг, где якобы окаменела с горя его мать, Ниоба, есть расщелина, куда, помолившись на этой горе в течении недели и не обретя исцеления, кидались сифилитики. Он имел твердую уверенность, что болезнь пришла из Франции, всецело разделяя теорию «Морбуса Галликуса», что и означает вышеуказанную болезнь, но по-латыни.

Череп женщины, страдавшей сифилисом. Гравюра 18-го века


Эта теория утверждает, что, впервые объявившись во Франции в 1493 году, болезнь проникла оттуда в Испанию. А уже любвеобильные испанцы, отправившись воевать в Италию, чуть ли не третью которой они владели, наградили сифилисом и местных поселянок, и благородных синьорин. Со стороны Франции почти одновременно пришло войско короля Карла Восьмого, осаждавшее Неаполь и тоже щедро одарившее новой болезнью местных жителей. Французы не желали принимать на себя роль разносчиков болезни (роль крыс, блох и кишечных палочек их совершенно не устраивала), посему они, в свою очередь, окрестили новую заразу «Неаполитанской болезнью». Впрочем, последователи так называемой «Колумбийской школы» не без некоторых оснований полагают, что сифилис впервые перешел в эпидемическую форму именно в Вест-Индии, как тогда называли Америку, а также на островах Карибского архипелага. Женщины этих островов подарили её бравым морякам Колумба, доставившим сифилис в Европу. Это был своеобразный вызов народам Европы, за который американским индейцам почти немедленно, в исторических рамках, прилетела ответка в виде эпидемий оспы, холеры и недавно подтвержденной американскими учеными сальмонеллы, вызывающей паратиф и другие болезни. Ответ, как водится, был сильнее, и цивилизации индейцев исчезли. Европа же выдержала, но потери были колоссальны.

Третья теория — африканская. Общеизвестно, что в медицинских трактатах Гиппократа, Диоскорида, Цельса и даже Авиценны есть описания симптомов, очень похожих на симптомы сифилиса. Даже в Библии можно найти упоминания! Об этом же говорят кости монахов из Кингстон-апон-Халла, имеющие следы болезни. Признаки сифилиса, причём врождённого, выявлены и на скелетах обитателей Помпеи. Придворный хирург Джованни ди Виго, пользовавший Папу Юлия Второго, видит причиной появления сифилиса в Италии французов и испанцев. На то же указывает дон Родриго Руис де Исла в своем «Трактате о коварном заболевании», где описывается осада Неаполя в 1494 году. Неаполитанцы сдались, и хронист Ги Бретон весьма сладостно описал пиры победителей, шумно праздновавших успех с красивейшими женщинами Неаполя. Королевская фаворитка «...блистала обнаженной грудью...», как написал историк. Прошел всего месяц, и от тридцатитысячной армии осталась едва треть. Эпидемия развернулась по всей Италии.

Кстати, сифилис больше никогда не распространялся с такой силой и мощью и не убивал разом такие громадные массы людей. Некоторые современные ученые, в частности доктор Грэхэм Пресскот из Нью-Йоркского университета, считают, что эпидемия Чёрной смерти, ещё бушевавшая в Европе, ослабила европейцев. Большие территории, разоренные войной, неурожаем и похолоданием, также стали причиной столь массового заражения. В результате эпидемии Франция не смогла покорить Италию, начались междоусобицы, итальянские войны длились почти полвека. В итоге Италия не сумела объединиться, как ни старались всякие Борджиа, сами болевшие сифилисом через одного. Несколько позже эту болезнь прозвали «люэс» - зараза. Такое название придумал великий хирург Амбруаз Паре в 1540 году, назвав сифилис «люэс венереа» - чума любви.

Возвратившись домой в 1496 году, войско французского короля Карла Восьмого вызвало новый виток эпидемии. Королю удалось избежать этой напасти и даже выжить после того, как он заболел оспой. Но смерть всё же довольно скоро настигла его. Карла прихлопнуло дверью, размозжив голову ударом о косяк. Французы даже не успели дать этому владыке прозвище, чего в ином случае ему было бы не избежать. И это прозвище уж наверняка было бы не «Великий» и не «Святой», точно. Через год сифилис дошел до центральной и восточной Европы, последовательно поразив Австрию, Венгрию, Польшу и в 1499 году - Россию. Последний Новый год 15 века болезнь праздновала в Турции, Иране, Сирии и Египте, распространяясь по всей Северной Африке. К 1505 году подошла очередь Китая и стран Юго-восточной Азии. А в 1512 году накрыло и Японию. Ученые полагают, что за время эпидемии её жертвами стали не менее 20 млн. человек! После этого ужасного бедствия сифилис перестал быть эпидемическим заболеванием. Как и оспа, сифилис встроился в обыденную жизнь и стал постоянным спутником человека, поражая то одного, то другого, как и любая болезнь, передающаяся половым или бытовым путем. В плане общей смертности сифилис чрезвычайно опасен, до появления антибиотиков он уносил жизней даже больше, чем чума и холера, хотя меньше, чем оспа.

По поводу лечения сифилиса можно рассказать немало. Парацельс предложил лечить его препаратами ртути, втирая в кожу ртутные мази. Это приводило к залечиванию первичного сифилиса, но, увы, никак не предотвращало развитие угрожающего жизни вторичного и третичного сифилиса, поражающего внутренние органы. Причем в те времена инфекция прогрессировала намного быстрее, съедая человека за считанные месяцы. Рутные мази дарили период мнимого благополучия, за которым следовала неминуемая кара!

Важен и тот факт, что, накапливаясь в организме, сама ртуть начинает убивать человека.

Известно, что запорожцы, часто заражаясь сифилисом при набегах на Турцию и захватывая «маетки» польских панов, частенько заражались этой болезнью. Их способ излечения был весьма оригинален. Эмпирическим путем они установили, что при малярийной лихорадке сифилис можно исцелить. Действительно, при высочайшей температуре, чуть ли не на грани свертывания крови, сифилис погибал. Оттого они отправлялись в днепровские плавни, полтавские болота и гнилые лиманы, где можно было подцепить малярию.

На Москве лечением «Френча» (упоминаемого в «Домострое») занимались аптекари Государевой аптеки и иноземные доктора. Низшие сословия и купцов лечили «чепучинные мастера», порой добивавшиеся определённого результата. Также и некоторые врачи эпохи Возрождения применяли толчёные драгоценные камни и даже стекло, принимая внутрь. Сильное внутреннее кровотечение поднимало температуру и якобы также могло «излечить» от сифилиса. Разумеется, все эти способы смертельно опасны. Известный случай излечения сифилиса ртутью случился со знаменитым поэтом Сирано де Бержераком. Его сохраненный врачами громаднейший нос – замечательное доказательство эффективности лечения! Сифилис убил многих деятелей итальянского Возрождения, от него умер писатель Мопассан, им страдал отец У. Черчилля, герцог Мальборо. Его приписывают и В. И. Ленину, что до сих пор является предметом споров, а также и многим другим деятелям, таким как Иван Грозный, Генрих Восьмой, Людовик Тринадцатый, как минимум, трем Римским Папам и ещё множеству исторических лиц.

Некоторые историки утверждают, что эпоха половой распущенности в Средневековой Европе, где устраивались массовые оргии, где даже монастыри часто были гнёздами разврата, сменилась реформацией и возникновением протестантизма, лютеранства, кальвинизма, пуританства именно из-за этой эпидемии и страха перед болезнью. Тот самый испанский доктор де Исла считал, что первым сифилитиком Европы был Винсент Пинсон, капитан «Ниньи», одной из каравелл Колумба. Но, как мы и говорили в начале этого повествования, окончательная истина пока не установлена.

Кстати и ношением париков Европа тоже обязана сифилису! А мода на длинные волосы и «мушкетерские» усы и бородки была одним из способов, которыми пытались демонстрировать отсутствие болезни. Доктор медицинских наук и по совместительству известный блогер Линдси Фитцхаррис упоминает о викторианском клубе безносых. Организовал этот клуб некий филантроп по имени мистер Кремптон, сам сифилисом не болевший и нос не терявший; в этом клубе безносые – причем не только сифилитики, но и те, кто потерял этот замечательный орган по другим причинам – не чувствовали дискомфорт и могли свободно и ничего не стесняясь общаться с подобными себе. Встречи носили характер дружеских обедов и ужинов, которые оплачивал сам Кремптон. К большому сожалению, он скончался примерно через год. Членам No-Nose Club стало нечем оплачивать аренду, и клуб закрылся навсегда.

И ещё одно весьма любопытное явление: многие знатные и богатые европейцы советовали друг другу нанимать прислугу, в особенности гувернанток и нянек, с провалившимися носами. С медицинской точки зрения такой способ вполне оправдан тем, что жертвы третичного сифилиса значительно менее заразны и, при должной чистоплотности, нанять их на работу гораздо менее рискованное дело, чем нанять молоденькую красотку, которая обязательно подцепит люэс и перезаразит весь замок. Тем более, облик самой безносой няньки (особенно если та окажется весьма строгой особой) послужит ужасным примером для ребёнка, и его будет труднее склонить к распущенности, когда он повзрослеет.

Сифилис подтолкнул развитие пластической хирургии, так как необходимо было восстанавливать носы, пораженные болезнью. Это делалось весьма оригинальным способом: кожу с руки приживляли на лицо, прибинтовывая руку к голове, чтобы сосуды на руке продолжали питать кожу, приживлённую на лицо. Человек должен был терпеливо ждать, когда все закончится и жить с вскинутой и прикреплённой к лицу рукой. Некоторые искушённые медики видят в этом прообраз «шагающего стебля» по Филатову.

Сифилис вызывают бактерии вида treponema pallidum (бледная трепонема), они поражают кожу, слизистую, внутренние органы и нервную систему с последовательной сменой стадий болезни. Лишь великий Пауль Эрлих, основоположник химиотерапии, лауреат Нобелевской премии 1906 года, смог синтезировать первое лекарство, реально исцелявшее сифилис - «Сальварсан», называемый ещё арсфенамином или препаратом 606. Примерно к середине 1910 года препарат стали довольно широко применять. Появившиеся в 1944 году пенициллин, а затем и другие антибиотики позволили медикам начать эффективную борьбу с этой болезнью и, в огромном большинстве случаев, побеждать её.

Записаться

Спрашивайте!