Главное о нас

18 ран Леонтия Коренного. Наполеон вернул пленного героя русскому Императору

Согласно многим свидетельствам, Леонтий Коренной опознал императора французов, пришедшего в лазарет посмотреть на русского героя и поговорить с ним. Но обратившегося к нему Наполеона он сразу встретил суровой отповедью и, не дожидаясь перевода, ответствовал: «Не замай!», что в простонародье значит «Оставь в покое!»

Герой нашего сегодняшнего повествования – не знаменитый адмирал, не воинственный монарх или выдающийся военачальник, а простой русский солдат. Он не выслужился в офицеры и генералы, как многие наши герои, не захватывал крепости, не сжигал целые города. Просто отважно, не щадя своей жизни, сражался с врагами своего отечества. И все 25 лет своей долгой, очень долгой службы руководствовался знаменитым суворовским правилом: «Сам погибай, а товарища выручай!», что живёт в сердце каждого настоящего русского солдата. Да и выслуживал солдат обычно лишь «Синий билет» да семь копеек денег, как можно прочесть в любой сказке для детей. А потом: «Волосы стричь, бороду брить, милостыней не побираться…»  А коль нарушишь – и выпороть могли, будь ты хоть кавалер, хотя кавалерам и не полагалось. 

Таких героев-солдат в России всегда было сколько угодно. Никто особенного внимания на это не обращал. Но в этом конкретном случае дело получило широкую огласку. О нём писали газеты. Два императора удостоили нашего героя личной беседы. Наполеон посещал его в госпитале и, по легенде, велел кормить его сырой воловьей печенью, вырезанной из туши сразу после убоя. Бонапарт лично отдал приказ по своей армии, ставя в пример русского гренадёра, бойца неприятельской армии, что вообще-то из ряда вон. Этот приказ перепечатал парижский «Ле Монитёр» и другие газеты. Об этом случае писал «Русский Инвалид», он попал в хрестоматии. Позднее у входа в Офицерское собрание офицеры лейб-гвардии Финляндского поставят солдату бронзовый памятник – наш герой смело отбивается прикладом от солдат гвардии Наполеона. Офицеры царской лейб-гвардии – а там были и бароны, и графы, и князья – подходя к парадному, отдавали памятнику честь или просто обнажали головы. В годы крымской войны офицерам русской армии и флота вручали наградной револьвер с гравированым на серебре и украшенным золотой насечкой изображением подвига Коренного.

Сейчас от памятника и четырёх украшавших его барельефов за зданием суворовского музея остался лишь пьедестал.  Памятник герою после 1917 года разломали большевики. Наделали, наверное, К.И.М.-овских значков, бронза – металл ценный. О Куренном писали полковник-дроздовец С. Гулевич и Николай Лебедев в истории лейб-гвардии Финляндского полка, первый – в 1906 году, а второй – в 1856. Две солдатских песни о Куренном попали в сборник солдатских песен о героях русской армии, изданный в самом начале 20 века. Коренной попал даже на страницы знаменитой 18-томной военной энциклопедии, изданной в 1915 году. Ещё позже известный исторический романист Валентин Саввич Пикуль  написал о нём чудесную историческую миниатюру «Восемнадцать штыковых ран».

Подвиг гренадера лейб-гвардии Финляндского полка Л. Коренного в битве под Лейпцигом в 1813 году. Полидор Бабаев.

Источник изображения: https://runivers.ru


Говоря о медицинской стороне и полученных Леонтием Коренным ранах, хочу сразу обратить внимание читателей на некоторые обстоятельства, которые чрезвычайно важны для понимания общей ситуации на полях тогдашних сражений и работы санитарных и медицинских служб. Да, во всех предыдущих эссе шла речь о гораздо более опасных ранах, проникающих, поражающих жизненно важные органы, травматических ампутациях конечностей и. т. д. Но есть существенное отличие – подача первой помощи. В нашем случае немедленная перевязка и доставка Коренного во французский полевой госпиталь в смысле получения военно-медицинского сервиса поставила его на один уровень со знаменитыми генералами и адмиралами. Им помощь, сами понимаете, оказывалась незамедлительно. Леонтий Коренной тяжких ран не получил. Но если бы изранившие его французы, восхищённые его отвагой и неистовством в бою, не перевязали бы его обрывками нательной рубахи и не доставили в госпиталь немедленно, то с героем было бы покончено. Он скончался бы от кровопотери и, кто знает, может быть и от сепсиса. В те времена прямо на поле боя от обычного столбняка погибало множество солдат. Раненых обычно собирали после боя. Во время тогдашних – весьма, кстати, кровавых – сражений лазареты были битком набиты теми ранеными, которые могли сами добрести до перевязочного пункта. Примерно треть погибших в сражении гибла от ран медленной и мучительной смертью уже после боя.


Некоторые авторы пишут о том, что Коренного оперировал сам Ларрей, главный хирург французской армии, гениальный врач и организатор. Огорчительно, но это не так. Привлечённый его историей, Ларрей действительно осмотрел Коренного. Но, не увидя тяжёлой ситуации, операцию делать не стал, ведь у него было полно работы. Помощь Коренному оказывал его ассистент Жерар-Кристоф Дюке, молодой врач, что незадолго до того закончил Сорбонну и приехал в армию с пополнением. Коренной действительно получил 18 ран, как колотых и резаных, так и от ударов, скорее всего, прикладами ружей или эфесами пехотных тесаков или полусабель. Ни крупные сосуды, ни кости, ни внутренние органы задеты не были. Наверное, поэтому уже через несколько дней Коренного отпустили в расположение русских войск, куда он успешно добрался. Сам «дядька Лаврентий» объяснял несерьёзность своих ранений тем, что: «…кололи, били и волочили меня, жалеючи, и не от большого зла, а хотели забрать в плен и показать самому Бонапартию, какие есть русские солдаты...» Действительно, большая часть сравнительно неглубоких (до трёх вершков) ранений приходится на икры и нижнюю часть бёдер, плечи и особенно предплечья, где было три глубоких сквозных ранения. Это показывало, что солдата в первую очередь пытались заставить бросить ружьё.

Леонтий Коренной ещё юным рекрутом попал в кронштадтский крепостной гарнизонный батальон. На Высочайшем смотре брат Государя Императора Александра Первого великий князь Константин Павлович обратил внимание на почти трёхаршинного красавца, стоявшего на правом фланге. И Коренного перевели сначала в Императорскую милицию, затем в лейб-гвардию. Леонтий Коренной ко времени начала Отечественной Войны уже был немолодым человеком, поучаствовавшим в боевых действиях ветераном. На войне с французами он не раз отличался в боях, а в Бородинском сражении совершил подвиг. Находясь в передовых порядках полка, Коренной в числе других бойцов не раз и не два встречал штыками атакующую французскую пехоту, опрокидывал её и в неоднократных штыковых контратаках обращал вспять. В конце боя финляндцам удалось не только удержать позицию, что в Бородинском сражении было уже само по себе подвигом, но и яростной атакой выбить французов из леса, совершенно сбив их с позиции, частью переколов, а частью обратив в бегство. Собственно, за это деяние Коренной и был награжден знаком отличия Военного ордена, который и называли позже «солдатским Георгием». Его произвели в ефрейторы. Опытный ветеран, он пользовался огромным уважением в полку. Его все называли дядькой, и, думается, он мог вполне себе стать персонажем Лермонтовского «Бородина» – тем самым старым солдатом, твердившим «Богатыри – не вы».

Начался Заграничный поход, и русская армия вошла в Европу. Первые сражения с Корсиканцем были не особенно удачны. «Маленький капрал» поколотил союзников при Лютцене и Баутцене, наподдал им и под Дрезденом. План союзников был таков: не связываться с гением военного искусства, а хорошенько трепать его маршалов. Но Наполеон себе на горе сумел заставить союзников потерять осторожность и ввязаться в «Битву народов» под Лейпцигом. Он, наверное, сумел бы одолеть союзников, если всё дело было бы только в полководческом искусстве. Военные историки и стратеги, как один, говорят, что под Лейпцигом Наполеон сражался даже гениальнее, чем при Аустерлице, громя союзников, почти втрое превосходивших численно его войска. Его ошибка, как считают Клаузевиц и многие военные историки, была в том, что он, привыкнув командовать ветеранами, закалёнными в десятках кровавых боев, понадеялся на набранных со всей Франции солдат из провинциальных гарнизонов и молодых парней – «марий-луиз», как их прозвали по имени его второй жены, занимавшейся в т.ч. и пополнением армии. Измотанные боями и тяжелейшими переходами, марии-луизы не выдержали предельного напряжения страшной битвы, и Наполеон был побеждён.

Часто французы брали вверх в одном, другом или третьем месте. В то же время союзники одолевали французов в четвёртом и пятом. А в шестом опять французы опрокидывали противника. Батальон Куренного оказался в таком месте. Солдаты, преодолев довольно высокую каменную стену поселка Госса, ударили на французов, атакуемых со стороны ворот селения русскими войсками. Но удача повернулась к финляндцам спиной. В Госсе находились части целой французской гвардейской бригады. Развернувшись, элитные неприятельские пехотинцы навалились на русских так, что чуть не уничтожили всех. Офицеры были выбиты или переранены, был тяжело ранен командир батальона полковник Жерве (полк – лейб-гвардейский, поэтому батальонный – полковник, а не майор). Остатки батальона прижали к стене и выбивали огнём и штыками. Решено было перетащить офицеров и раненых через ограду.

Пока бойцы эвакуировались за стену, Коренной с дюжиной  отборных храбрецов стоял насмерть. Они били в упор, потом приняли французов на штыки. Резня была страшная! Она стоила жизни всем нашим бойцам. Остался один «дядька» Коренной. Штык был сломан, он бился прикладом, одного за другим опрокидывая нападавших. Французы кричали ему, чтобы он сдавался, но он продолжал отбиваться. Они истыкали его штыками и захватили великана лишь тогда, когда сознание оставило его.

Коренной был доставлен в ставку русского императора. Государь наградил героя серебряной шейной медалью с надписью «За любовь к Отечеству» и позволил вернуться в Россию «за многими ранениями». Такая медаль была только у него. А шейными медалями награждались обычно старшие унтер-офицеры и фельдфебели, имевшие целую коллекцию тех, что носились на груди.

А. К. Жерве, спасённый им от смерти, позаботился о ветеране. Ему была назначена достойная пенсия, позволявшая нормально существовать. А в Русском музее можно полюбоваться на картину Полидора Бабаева «Подвиг гренадёра Леонтия Коренного».

Записаться

Спрашивайте!